Белорусские студенты почитали Дракона?

Вместе с первыми европейскими университетами возникали не только студенческие суеверия и предрассудки но и студенческие общества со своими фармалізаванымі структурами, руководителями, ритуалами, узаемадапамогай и кансьпірацыяй. Беларусь в этом плане не была исключением. Из исторических источников нам известно про одно такое общество (точнее, два общества, созданные по одному принципу в различных университетах). Его друзья ценили Дракона, считали его своим патроном и проводили тайные ритуалы ради его почитания.

Дракон и палямічнае переписка

Первые упоминания о культе Дракона, которого позже ценили студенты Виленского и Полоцкого университетов, приходятся на время, когда еще не существовало даже Виленского университета как такого, но уже работал в столице ВКЛ иезуитский коллегиум. Деятели-кальвинисты каждый раз упоминали это явление с презрением, говоря о ней как о своеобразную недоработку в миссионерской деятельности иезуитов (тогда они воспринимались именно как миссионеры, ибо прибыли на Беларусь относительно недавно). Так, один священник, что перешел в эту на то время новую поток христианство из ислама (по происхождению он был белорусским татарином), Степан Кабылін, пишет в письме (по-русски, но арабскими буквам), датированном 1573 годом: “Кот (лакуна) Дракона, которому(в) студенты (иезуитского коллегиума) ах(ф)овраги вносят и за профессора шан(в)ют – сатана (это) и ісьць”. Дальше сп. Кабылін углубляется в разоблачение иезуитов, и более культа дракона не упоминает.

Маловероятно, что культ Дракона был принесен в сердцевину учащихся кем-то из монахов-иезуитов, ведь первые из них появились на Беларуси (в Вильнюсе) только за год за основания коллегиума, в 1569 году, а о почитании дракона иезуитами в Западной Европе ничего не известно. Да это противоречило бы и самому духу ордена иезуитов, который был создан в том числе и для борьбы с ересями. Самой вероятной представляется версия, что он перешел “в наследство” от учеников или священников, которые преподавали в приходской школе, на базе которой развивался коллегиум. В пользу этой версии говорят и строки из письма генерала иезуитов Клавдия Аквавіны к Петр Жалобы, который возглавлял Almae Academia et Universitas Vilnensis Societatis Jesu (Виленскую академию). Вот что среди прочего писал секретарь генерала в 1583 году: “Поручает (Клавдий Аквавіна) провести разбирательство и найти тех профессоров и тех студентов, что ценят дракона и его знаки на себе оставляют. Положив столько усилий на создание университета, убедив последователей Кальвина в своих добрых намерениях, мы не можем потерпеть, чтобы все наши достижения были перакрэсьленыя через литовские предрассудки”.

Однако этот приказ генерала ордена, по-видимому, так и остался невыполненным, ибо упоминаний о процессы над последователями культа Дракона в архивах не сохранилось, и хотя ректор академии регулярно присылал «отчеты» в секретариат ордена, никаких упоминаний о культе дракона у них больше нет. Хотя найти последователей культа было скорее всего несложно: по крайней мере в XIX веке они наносили себе на правое плечо татуировку с изображением Дракона и надпись по-латински: “Draco. Lux. Fraternitas” (Дракон. Свет. Братство). Скорее всего ректор решил «не связываться» с тайным союзом, ибо не видел в нем никакой угрозы.

Дракон и тайные знаки

Вероятно, что общество это было чем-то вроде обществ филоматов и філярэтаў, которые были вскрыты в 1823 году. Видно, общество под патронатом дракона было закансьпіраванае гораздо лучше. По крайней мере, во время восстания 1833-1834 годов в Вильнюсском университете еще учились его друзья.

В Государственном архиве в Санкт-Петербурге сохранилось донести на имя руководителя штаба К. Л. Сухаво-Рублеўска, одного из тех, кто «наводил порядок» на землях ВКЛ и Польши после подавления восстания. В нем упоминается ранен в бою, но захвачен уже гораздо позже Август Плятер, студент Виленского университета, один из представителей магнатского рода Плятеров. Согласно донесения, он не отрицал своего добровольного участия в восстании (как и многие его родственники). Схватили его в имении бывшего студента Полоцкой академии Григория Габінскага (выдали крестьяне). Согласно донесения, Габінскія в восстании не участвовали, но хозяин должен был принять Аугусто Плятэра и скрывать его, ибо тот имел ты я же «знаки», что и хозяин. Это и были «изображения дракона и латинские слова: “Draco. Lux. Fraternitas”». Больше никаких данных о изображения и братство в донесении нет. Август Плятер вскоре умер (видимо, под пытками), а Григорий Габінскі и двое его сыновей были повешены, но ничего сверх того не рассказали. Сыновья, видимо, ничего и не знали, ведь до студентов не дотягивали возрастом. В любом случае сам Григорий Габінскі должен был иметь какую-то информацию: его молчание свидетельствует о чрезвычайную закансьпіраванасьць общество, по-видимому, абы-кого в ряды не принимали, поэтому в сравнении с теми же філяматамі и филаретами информации о «друзей дракона» слишком мало. Интересно, что среди выпускников Вильнюсского ўнівэрытэта Габінскіх нет, зато Григорий Габінскі есть в списках студентов Полоцкого иезуитского коллегиума – именно это и дает основание утверждать, что общество дракона было и в последнем.

Дракон и глиняный кубок

Следующее и последнее свидетельство о существовании общества дракона – абзац из книги Ромуальда Бизнес, который окончил Вильнюсский университет в 1830 году и был, видимо, одним из последних, кого приняли в общество. В своей монографии «О Кревский замок» он перечисляет и описывает легенды про подземные ходы и сокровища. В конце раздела Зенкевич пишет: «Подобную легенду пересказывал и мне, студенту (Виленского университета) принципал общество Дракона перед тем, как я прошел обряд вступления и начал считаться другом Дракона. Но рассказывается она в философском русле – когда я слушал эту историю, то должен был размышлять над мэтафараю подземелья ума и сокровищ мудрости, которые охраняет Дракон. Не говоря уже о том, что Дракона и сокровища я увидел на собственные глаза».

После ликвидации Виленского университета и Полоцкого иезуитского коллегиума общества, по-видимому, исчезли. Утверждать это, наверное, невозможно, но никаких письменных упоминаний о нем отыскать не удалось. Разве что Владимир Голубович, известный белорусский и польский археолог, выпускник восстановленного Вильнюсского университета (окончил в 1932) описывал какой-то кубок, что находился в ўніверсытэцкай библиотеке. Вот как описывает его сп. Голубович: “Огромный кубок, вышиною приблизительно со среднего мужчину, с двумя ручками. Весь он был покрыт изображением дракона. Так, что животное смотрело на нас, ручки были – крыльями, а хвост обвивать вокруг ножки кубка. Глаз у «дракона» не было, казалось, что в глазницах раньше были драгоценные камни. Хотя сам кубок был совсем простой – глиняный. Говорили, что раньше его использовали друзья какого-то студенческого общества для ритуалов. Мы с друзьями еще жалели, что у нас нет такого тайного братства, и мечтали такое общество восстановить».

Дракон и философия іншасьветнага

Выше мы перечислили все письменные упоминания, которые удалось отыскать. Ясно, что информация эта далеко не полная, но даже из нее можно сделать несколько выводов. В двух белорусских университетах существовали тайные студенческие общества, которые почитали Дракона. Руководил обществами принципал, он же принимал новых друзей, проводя неизвестный нам обряд инициации. Члены общества почитали Дракона, проводили какие-то ритуалы, в том числе с использованием большого глиняного кубка в виде дракона. Они ценили мудрость, как сокровища, которые охраняет Дракон (в философском плане), но в мистическом плане, по крайней мере, некоторые из них верили в существование дракона реального. Члены общества наносили на правое плечо татуировку в виде дракона и слова лацінаю: «Draco. Lux. Fraternitas». Они были обязаны поддерживать друг друга и сохранять существование общества, а также его цели и задачи, в тайне.

Это то, что нам известно, но можно предположить, что дракон был выбран для поклонения потому, что в европейской, в том числе белорусской, мифологии символизирует мудрость, а его жажда к сокровищам превратилась в философских построениях в прагу до добывания и охраны знаний. Видно, братство дракона было обществом рода организации масонов. Скорее всего его друзья приносили присягу собирать и совершенствовать знания и вести человечество к счастливой будущем. Отсутствие развернутых апісаньняў философии и ритуалов общества – большая потеря для белорусской культуры.

Комментарии запрещены.

Partners
паллетный борт цена у нас
Нас смотрят

Яндекс.Метрика