ЕГУ под давлением трансформации

Вместо белорусского гимна здесь поют древний студенческий Гаудеамус, а ячейки БРСМ вспоминают только как пугало из прошлого. Будущий или бывший — белорусский университет, который имеет официальный статус «в изгнании», — Европейский гуманитарный уже шестой год набирает белорусских студентов для обучения в Вильнюсе. Зарегистрирован в Литве, сейчас университет пытается «трансформироваться в жыцьцяздольную структуру». Что может получиться на выходе этой трансформации, и которую предсказывают будущую руководители ЕГУ этой, возможно, самой уникальной белорусской учебном заведении?

«Вы выбрали совсем другой университет, совсем другую традицию, в сравнении с той, в которой учатся студенты из Беларуси, — обращается к первокурсников в большом зале одного из корпусов университета имени Михаила Ромэра декан бакалаврским школы Европейского гуманитарного университета Григорий Миненков. — И главное, — продолжает он, — что бы мы хотели вам дать, — это подготовить к жизни, в котором неизвестно, как жить».

Как дальше сложится жизнь, не знают не только студенты, но и преподаватели университета. В ЕГУ нет собственного здания, поэтому студенты делят с литовскими студентами корпус на окраине Вильнюса, который принадлежит университета Ромэра. На церемонии приветствия первокурсников, уже шестого набора бакаляўраў в изгнании, присутствует молодой, будто тот студент, докторант и бывший лектор университета Ромэра — министр юстиции Литвы Ремигиюс Шимашюс.

Он обаятельно улыбается и по-английски уверяет преподавателей и студентов ЕГУ в том, что Литва и впредь будет поддерживать заперт в Беларуси в 2004 году университет.

«Я не знаю, какая будет стратегия в случае возможности возвращения в Беларусь, но если университет будет иметь возможность остаться в Минске, мы будем очень рады, — говорит господин Шимашюс. — Я бы хотел, чтобы университет всегда имел возможность находится или в Минске, или в Вильнюсе».

Проректор ЕГУ по академическим вопросам, профессор Александр Колбаско, который ведет церемонию, внимательно слушает слова министра. От Литвы, как одного из крупнейших доноров ЕГУ, зависит дальнейшая судьба университета. Несмотря на то, что почти все студенты здесь платят за образование, их деньги покрывают только 17% ежегодного бюджета. И дальше эта доля вряд ли будет увеличена.

Диплом за три с половиной года

«ЕГУ должен быть «известным и привлекательным», — говорит Александр Колбаско. Но привлекательные пока не все специальности. Охотнее всего студенты идут учиться на визуальный дизайн, международное право и туризм. А вот такие имиджевые специальности, как политология или философия, бывает, остаются без студентов. Поэтому на этих дисциплинах университет много не заработает, хотя ректор и называет их «очень и очень нужным делом».

«Родители боятся, что дети-политологи не найдут работу в Беларуси», — объясняет господин Колбаско.

Поэтому в ЕГУ ищут пути уменьшения расходов. Один из возможных — сократить продолжительность обучения в бакаляўрыяце до трех с половиной лет вместо нынешних четырех. Магистратуру могут также сократить на полгода. Для магистрантов «серьезным вызовом» стало требование платить за образование. «А первые магистранты ЕГУ даже получали бесплатную ужин от университета благодаря спонсорским деньгам», — вспоминает проректор по середину 2000-х.

Но сейчас спонсорских денег стало меньше, и декан магистерской школы Алла Соколова советует студентам магистратуры «устраиваться, например, мыйшчыкамі посуды» на время двухлетнего платного обучения. По ее словам, выпускники магистратуры могут посвятить себя науке, либо стать «выдатнейшымі практиками» и «способствовать смене режима».

С режимом у руководства ЕГУ счета личные. Даже через 5 лет после изгнания в голосе ректора университета, академика Академии наук Беларуси и кавалера Камандорскага креста «За заслуги перед Литвой» Анатолия Михайлова звучит обида, когда тот говорит об истории закрытия ЕГУ в Минске и его переселение в Вильнюс.

«С нами обошлись более чем сурово. С нами обошлись грубо. И сам факт восстановления университета в этой дружелюбной стране является своего рода чудом».

Тогда, в 2004, по словам господина Колбаско, власти требовали от университета «сдать Михайлова». Но бывшего заведующего кафедры истории философии Белорусского государственного университета и одного из основателей ЕГУ никто «сдавать» не собирался. Только через два года после закрытия университета, он возобновил набор студентов, на этот раз в Литве.

Вместе со сменой местоположения изменился и статус ЕГУ. Многие государства и финансовые фонды дают ЕГУ деньги как «белорусского университета в изгнании», но диплом выпускники получают все же литовский. Вопросы о «белорусскости» университета возникают каждый год. Сам Михайлов называет проект ЕГУ «очень существенным для восстановления нашей страны» и «очень драматичным, но интересным экспэрымэнтам».

«Наш университет находится на том этапе развития, когда нас ждут процессы очень интенсивной работы после периода регистрации трансформации в жыцьцяздольную эффективную структуру, которая указать роль университета как университета белорусского, но отличительного в Европе», — говорит господин Михайлов.

Беларусь в Балоньскім процессе — «имитация»

Одна из проблем, из-за которой руководство ЕГУ считает возвращение университета в Беларусь невозможным — нежелание белорусских властей присоединяться к Балоньскай пространства, которая унифицирует и объединяет высшее образование европейских стран до самого Казахстана. Сам ЕГУ еще в Минске пытался интегрироваться в европейскую систему высшего образования, но тогда этого не получилось. Зато получается в Литве: это государство, как и все европейские, кроме Беларуси, Балоньскую декларацию подписали.

Недавно министр образования Радьков все же объявил о том, что Беларусь далучыца к системе, возможно даже до 2012 года. Но на перспективы вступления Беларуси в Балоньскі процесс в ЕГУ смотрят, мягко говоря скептически:

«Пока звучат только декларации, а в системе образования происходят только определенные имитации, которые выдаются за Балоньскі процесс. Но сущностно ничего не меняется», — говорит проректор Колбаско.

«Когда серьезные дяди, что будут рассматривают заявку [Беларуси на присоединение к Балоньская системы] не увидят, что это пыль в глаза — белорусская система не изменится».

«Балоньскі процесс — имитация деятельности ради политических причин», — подводит черту проректор.

По мнению Александра Колбаско, для присоединения к Балоньскага процесса Беларуси потребуется новых 15 лет образовательных реформ.

«Здесь я считаю себя временным»

«Наш университет был лидером в развитии образования в Беларуси. Но при возвращении в Беларусь мы можем просто угробить то, что здесь заготовлено. Это трезво и разумно, не терять наработанные связи и кадры еще раз. Тем более университет имеет европейскую регистрацию».

Но, несмотря на европейскую регистрацию, ЕГУ не стал полноценным литовском ВУЗЕ. Господин Колбаско говорит, что чувствует себя чужаком в Литве. Три раза он брался за обучение литовской, но всякий раз проиграл в соревновании с этой довольно тяжелой языком.

«Чтобы я не верил, что ЕГУ вернется, я бы не ехал сегодня в Беларусь и не строил забор в Заславле», — говорит проректор про свою хату в родном Заславле, начиная делиться секретами того, как сделать пересечение белорусско-литовской границы более быстрым: «Что поделаешь, ездить приходится часто».

Та сотня девушек и парней, что в торжественной одежде слушают речи гостей приветственной церемонии, бесспорно также верят в ЕГУ. Но каждый по-своему. Кто-то ждет от университета «нетривиального подхода к образованию», а кто — то- путевку «в Европу». Кстати, только каждый второй выпускник бакаляўрыяту, по словам проректора Ирэны Вайшвілайте, возвращается в Беларусь. Еще 10% находят финансирование для продолжения обучения в зарубежных университетах, а третья часть бакаляўраў решают продолжить обучение в магистратуре ЕГУ.

Набор этого года — почти полтысячи человек — понес потери еще до начала обучения. Из-за отмены отсрочки от армии для заочников некоторые ребята, что поступили ЕГУ (учебный процесс здесь начинается на месяц позже белорусского) должны отправиться в армию. Возможно, по возвращении из него, ребята смогут восстановиться уже в минское ЕГУ.

Магистры — здесь, бакаляўры — в Минске

«Как только будут созданы нормальные условия ЕГУ в том или ином виде туда [в Беларусь] вернется. Наилучшей формой в таком случае было бы сосуществование литовской и белорусской части ЕГУ», — раскрывает планы проректор Колбаско.

При такой схеме, объясняет он, бакаляўры могли бы обучаться в Беларуси, пока это требует больше затрат, а магистры или PhD — в Вильнюсе. «Главное для возвращения в Беларусь — гарантии академические, а не политические», — подчеркивает Александр Колбаско.

Комментарии запрещены.