Где учатся дети белорусских рэктароў?

Какую судьбу выбирают для своих детей руководители престижных белорусских университетов и Министерства образования, и что с ними случается после получения диплома? Мы проследили истории детей ректоров и некоторых топ-чиновников, которые делают погоду в белорусской системе образования.

О детях ректора БГУ Сергея Абламейко, который решением Совета ЕС включен в список лиц, которым запрещен въезд в Евросоюз, известно немного. Их у него двое: сын, который окончил БГУИР и дочь, что сейчас учится в заочной аспирантуре юрфака БГУ. Об этом ректор говорил в некоторых интервью, а также писал в своей книге «Кибернетика жизни: размышления академика».

Так сложилось, что Маша Абламейко защищала диплом уже в то время, когда ректором ВУЗА стал ее отец. А недавно Мария выиграла конкурс международных стипендий, и БГУ отправил ее на обучение в Вильнюсский университет в рамках программы Erasmus Mundus. Жаль, посетить свою дочь в Вильнюсе господин Абламейко в ближайшее время не сможет: его многократный шенген аннулирован еще весной.

А вот дочь бывшего ректора БГУ, а ныне руководителя Института Конфуция при том же БГУ Василия Стражева уже 19 лет живет в Германии. Она также училась в БГУ, но, судя по различным интервью доктора физико-математических наук Стражева так его и не закончила. Зато вышла за однокурсника, который оказался единственным из своего течения, что сейчас зарабатывает физикой. По словам бывшего ректора БГУ, «физикой заработать невозможно», и его она «почти никогда не кормила». Внуки Стражева — Николай и Данила — теперь тоже живут в Германии.

Сын ректора Белорусского государственного экономического университета Ярослав Шимов сначала выбрал академическую карьеру: после журфака Московского университета закончил историческую аспирантуру. И реализовывать свои журналистские и научные таланты решил за границей: с 1999 года он живет в Праге и работает… на Радио Свобода. Что правда, российской, а не белорусской службе. Впрочем, то и не удивительно: уроженец Москвы с пятьюдесятью процентами болгарской крови, Ярослав называет себя русскоязычным журналистам постсоветского СМИ.

Уехал Ярослав в самом зените неба министерство своего отца, к которому после приклеилось прозвище «творца белорусского экономического чуда». Через 11 лет познать все стороны этого «чуда» Ярославу к сожалению не довелось, зато пару лет назад он попал в большой международный скандал, связанный с приездом его отца в Вену на международную конференцию. В австрийской столице его ждала отчислена им за три года до того студентка Татьяна Хома, да не одна, а с целой гвардией студентов-протестующих. Те хотя и не помешали ректору БГЭУ выступить на международной конференции, зато сильно подпортили его имидж перед участниками. Тогда же сын ректора попытался заступиться за отца, чем вызвал целый водоворот критики.

«Мой отец, как и тысячи белорусских госслужащих, играет по правилам той системы, которая создана в нашей стране», — оправдывался за отца русскоязычный журналист американского СМИ Ярослав Шимов.

Сын другого ректора минского топового ВУЗА — Сергей Хрусталев — пять лет проучился на факультете менеджмента БНТУ. За это время он успел перевестись с платного на бесплатное отделение, пробиться в магистратуру и попасть в число немногих шчасьліўчыкаў, что получили возможность учиться в то время в магистратуре в Германии. Конечно, никто не связывает академические успехи Сергея с фигурой его отца, что все это время занимал должность ректора БНТУ.

Не отстают и дети образовательных чиновников, тех самых, что, кажется, делают все, чтобы белорусские студенты никогда не увидели, как живут и о чем думают их сверстники из других европейских стран. По информации ej.by, дочь заместителя министра образования Казимира Фарино уже давно живет в Голландии, а дочь его бывшего шефа, а ныне главного идеолога страны Александра Радькова — в России.

Курьезно сложилась судьба дочери советника министра образования Виктора Ивченкова, который параллельно преподает на журфаке. В 2004 году он был причастен к скандальному закрытию Европейского гуманитарного университета в Минске. Университет вскоре перебрался в Вильнюс, а через два года туда поступила его дочь. Правда, параллельно она получает образование и в родительском БГУ на филологическом факультете.

Таким образом, все дети высоких образовательных чиновников, информация о которых хоть каким-то образом просочилась в сми, уделили преимущество белорусского образования, но продолжали обучение почти обязательно за рубежом. Причем именно западной, куда их родителей часто даже не пускают, и для поездок куда они сами строят всяческие препятствия в отношении других студентов.

Комментарии запрещены.