The Toobes подумывают приобрести самолет

Англоязычная команда The Toobes знает, как работать с публикой: о их существовании слышали даже очень далекие от нынешней рок-сцены люди. На какой-то момент показалось, что разговоров вокруг ребят стало меньше. Как и белорусских концертов группы. Затишье оказалось подготовкой нового громкого альбома, с которым команда собирается дальше покорять мир. Впрочем, уверенности в себе, как и разьдзяўбайства, «тубсам» не занимать. Generation.bY наведался на рэпэтыцыю к группе в самый разгар их зарубежных поездок накануне великой минской презентации альбома My Generation, чтобы выяснить все обстоятельства жизни профессиональных молодых рокеров в Беларуси.

На абсолютно необитаемом темной улице в пяти шагах от центра Минска нет никого, кроме меня, фотографа и огромной окрашенного в светлый цвет головы Ленина. Серебряный проводник скрылся в уголке у проходной завода, где находится рэпэтыцыйная точка The Toobes. За воротами завода является отец фронтмену группы — Слава Ломакин. Пока мы поднимаемся по темным завадским лестнице, я строю предположения о возможном возрасте этого человека — уж очень он молодым выглядит. Впрочем, его сын Стас тоже не похож на обычного 25-летнего белорусского парня.

«Разница у нас лет пять — но мы оцениваем возраст души — нам всем по 18», — говорит Стас Ломакин, имея в виду себя и других музыкантов The Toobes. Они распределены по маленькой комнате так, чтобы каждый мог видеть лица друг друга и реагировать на замечания других. В течение репетиции барабанщик-вокалист и самый постоянный член группы Стас перамігваецца с другим Стасом, тихом и небалбатлівым басистом. Рыжий гитарист Костя более углубленный в себя и свои многочисленные рычажки и кнопки, из которых он непрерывно выдавливает нужные ему звуки.

«Опыт одно, а идея другое — а мы живем идеей, — подхватывает Костя. — Недавно мы поняли, что музыканты — это наибольшие дети. Если музыка старый, и на самом деле, и по паспорту, то это уже все. Вот одному известному музыканту М. — 15 лет, а В. — старик, мне кажется. А как он кстати сейчас выглядит?»

А что произошло?

Ребята постоянно демонстрируют какую-то беззаботную оторванность от белорусской действительности: кризис их особо не волнует, о дело с вызовом в прокуратуру еще одного известного музыканта ничего не слышали.

Гораздо ближе им события на сценах, где они сами играют. Ребята только что вернулись с фестиваля в Белостоке, где «было много девушек, что хотели с нами фотографироваться. Теперь там есть наш фан-клуб». В общем, с фан-клубами у группы все хорошо: «в принципе, в каждом городе, где мы были, у нас был фан-клуб». Вероятно, большая его часть состоит из представительниц прекрасной половины человечества. Однако об отношениях с этой самой половиной музыканты стараются не распространяться.

«Свой язык очень любим»

Сейчас ребята занимаются «адточваньнем программы» с концертами по других зарубежных городах, чтобы 26 ноября дать первый за последний год большой концерт в Минске. Затишье в родном городе The Toobes как-то совпало и с вычарпаньнем скандала вокруг их отношения к белорусскому языку. На волне популярности после выхода первого альбома музыканты получили награду за «Альбом года» (2009) на премии Experty.by. И буквально вывели из себя журналиста Сергея Будкина, если отказались отвечать на его вопросы, заявив, что ничего не понимают по-белорусски. Будкин в свою очередь дал ходу скандала. Те разборки The Toobes вспоминают и поныне.

«Угрожали даже под деревом закопать. Но это история пошла на пользу — до сих пор люди обсуждают».

«Свой язык очень любим. Просто учили в школе все предметы по-русски. Я вот вообще в Казахстане родился, — говорит Стас Ломакин. — Но мне нравится, когда люди разговаривают на своем языке в стране. Нужно быть смелым и иметь силы на это. Ребята, будьте на позитиве!»

Тусовка белорусскоязычных любителей убрать кладбище неизвестных жертв зверство царских властей времен восстания Калиновского явно не входит в круг цікаўнасьцяў The Toobes. Больше беспокоят этих ребят тусовщики, которые «забыли, что такое настоящий рок-н-ролл».

«Мы стремимся восстанавливать настоящий рок, живое звучание. Сейчас очень мало групп, которые хорошо играют живую музыку. А я смело могу сказать, что в живую мы играем очень хорошо», — добавляет Стас.

Об их поколение и актуальность

После этого ребята пускаются в рассуждения о месте группы The Toobes на современной музыкальной сцене. Они сами высунаюць и отбрасывают обвинения в склонности к «ретро»:

«Вы же сами на концертах были и понимаете, что это нифига не ретро. Мы играем честно. Так, видимо, в этом наша фишка — в простоте», — наконец удовлетворенно выдают музыки. «На каждом концерте мы еще и еще раз понимаем, что наша музыка супэрактуальная». Хотя и Nirvana с Beatles — тоже вещи нужны. «Вы зайдите на last.fm и посмотрите, у кого больше всего просмотров».

Однако и опыт, наработанный за несколько лет существования группы, ребята не отбрасывают: «Нам говорят, что мы молодая группа, но ни хера мы не молодые, мы уже очень старые», — выдает барабанщик Стас.

Вот и название нового альбома The Toobes My Generation будто уже и с ретро, но все так же актуален, верят музыки. И сразу просят ассоциаций с одноименным культовым сынглам The Who не делать. «Это просто то, что я пережил», — говорит Стас.

«The Toobes — это представители огромного слоя молодежи, который хочет заявить о себе», — в комнате незаўважана является менеджер группы Дима Предупреждения:. Хотя отношения с другими слоями сверстников, например, из аднаклясьнікамі, у ребят не очень сложились: «Все повыходили замуж, поженились, уже дети есть, — удивляется другой Стас — басист. — А одноклассники, сколько не приглашали, на наши концерты не ходят». «Я уже давно абстрагировался от этого мира школьного, думаю, как и вы», — говорит рыжий Костя.

«Мы живем одним днем. Жизнь — это движение, если ты что-то делаешь — ты живешь. Если ты только и делаешь, что сидишь в офисе и смотришь сайты — ты говно».

«И как люди раньше на концерты ходили без этих встреч vkontakte?», — удивляется моложе Костя. «Да все нормально и весело было», — отвечает старшим Стас.

«Наша цель — вытащить людей из-за этих глупых компьютеров, с социальных сетей, а то сейчас какая-то кампутарафілія. У нас у самих время там теряется. Ты просто понимаешь, на сколько это не нужна. Но порно в Интернете надо смотреть, конечно».

Впрочем, даже порно отходить на другой план, ведь музыкантов ждет ряд концертов: будет выступление в Киеве, а уже совсем скоро в Минске. Поэтому все мысли музыкантов связанные с продвижением их выступлений, в том числе и через социальный маркетинг. Но с ним пока не очень. «Ломали голову, как снять вирусный ролик, но не получилось. Говорят, секрет, как делать вирусные видео, зьнёс с собой в гроб Стив Джобс».

«Цыгане, балалайки и рэперы»

Параллельно готовится наконец прорыв The Toobes в Европу — ряд небольших концертов в Бельгии и Германии в следующем году. А вот столица восточной соседки Беларуси The Toobes не интересует: «с английским языком Москву завоевывать — это бездумно. Там цыгане, балалайки и… рэперы, как выясняется».

«Если бы эмиграция была такой простой вещью, мы бы может попробовали. Но это занимает столько времени… Самое главное менять обстановку время от времени. Но возвращаться домой тоже приятно», — старается выглядеть патриотом Костя. Но Стас сразу все портит: «И все время когда мы возвращаемся в Минск: серое небо — кайф, серые улицы — кайф!»

«Но бытовуха утомляет. Переезды утомляют. Мы уже даже думаем самолет купить», — то ли шутят, то ли выдают далекие планы музыки.

«Конечно, все хотят заработать, и мы стремимся заработать. И хотим делать именно музыкой, для этого и работаем. Отличие между заграницей и родиной есть: Воронеж тот же приобретает нас, а здесь мы все делаем сами. Как показывает практика, лучше все делать самим».

Больше фотографий в фотоблоге: inside The Toobes

И еще: о том, где The Toobes раздают новый альбом.

Комментарии запрещены.