«Уволили с работы, потому что я была секретарем БРСМ»

«Как правило, занижают молодежь, которая не является членом БРСМ, а меня уволили за то, что я была секретарем БРСМ на факультете», — удивляется студентка последнего курса БГЭУ Даша Яцевич. Белорусскоязычная в жизни, после потери работы девушка простилась и с Белорусским республиканским союзом молодежи. Как это случилось и чего ей стоил БРСМ, Даша рассказала Generation.bY.

В свои 22 года Даша Яцевич имеет неплохое CV: участие в камэрным хоры и курсах журналистики в БГУ, работа на крупном рекламным портале, организация рекламных фестивалей. И до всего этого старшыньства в общине БРСМ на родном факультете Международных экономических отношений БГЭУ. Однако каждая из этих должностей дались Даши, как говорят, кровью и потом. Более того, со временем выяснилось, что Даша, белорусскоязычная реклама и БРСМ — не совместимы.

«Я была секретарем БРСМ на факультете два года подряд, — рассказывает Даша во время краткой встречи, на которую она едва нашла время между парами в университете, общественной деятельностью и работой. — Плюсы этой организации в том, что она имеет деньги, а ты учишься их использовать так, как хочешь».

«Там есть различные направления работы, я занималась информационной поддержкой: это поддержка сайта факультета МЭА и университетского сайта БРСМ. Еще мы выпускали газету «Студенческий вестник».

«Кроме Брсм ничего не было»

«Если ты вообще попала в БРСМ?» — спрашиваю у Даши.

«Еще со школы. Я сама деревенская. Школка у нас маленькая. И нам очень хотелось чем-нибудь заниматься, но кроме Брсм ничего не было. Во время моей школьной деятельности в БРСМ мы организовывали различные игры между школьниками и учителями, участвовали в международном движении против Спида. Не скажу, что мы вступали принудительно, просто у нас были интересные организаторы и альтернативной организации не было».

«А теперь ты больше не занимаешься активной деятельностью в БРСМ? Не хватает времени?»

«Не совсем. Раньше я работала на крупный рекламный портал, они были одними из организаторов фестиваля рекламы, и я также участвовала в организации этого фестиваля. На то время была секретарем БРСМ на факультете. Организаторы узнали и сказали мне:

„Ты в БРСМ. Так нельзя. Ты не можешь быть пиар-менеджером фестиваля. Это сильно бьет по его престижу“.

Так меня уволили. Ситуация вообще запредельная: обычно занижают молодежь, которая не в БРСМ, а здесь все наоборот. Потом я нашла другую работу, где никому нет дела до моей деятельности и уже не хватает времени для БРСМ».

«Что бы ты хотела изменить в БРСМ?»

«Я считаю, что главное для студента — это право выбора. Я бы не навязывала бы членство в БРСМ. Если студенту нравится то, что они делают, он добровольно вступить. Но я бы не хотела заново заниматься активной деятельностью в БРСМ. Полагаю, что это неправильно, когда нет альтернативы этой организации. Следует создать конкуренцию для БРСМ».

«Решила обратно к российской не возвращаться»

Кажется, обычная история: было БРСМ, сейчас — нет. Не сложилось, не любовь. Но ведь не все так просто. Кроме активности в организации «потомков комсомола», Даша отличилась среди одногруппников и своей беларускамоўнасьцю.

«Школа у меня была белорусскоязычная. Все предметы преподавались на родном языке и, естественно, мы разговаривали по-белорусски. Когда я поступила в университет, все предметы были по-русски. И чтобы не отставать от других, я тоже разговаривала по-русски.

На втором курсе у нас была конференция по политологии. У меня был доклад на тему «Белорусская национальная идея». Я решала, что буду его отвечать по-белорусски. Меня поразило, как все внимательно меня слушали. Прошла конференция, и я почувствовала, что люди по-другому на тебя смотрят, если ты говоришь по-белорусски, с большим любопытством. И я решила обратно до российской не возвращаться».

«А как отнеслись другие активисты БРСМ к твоей белорусской?»

«Были вопросы, почему я решила перейти на белорусский язык. Спрашивали, чем я занимаюсь, и почему я в общем в организации, но потом приняли такой, какая я есть. Не нужно делать такие стереотипы о БРСМ: мой руководитель, например, очень положительно отреагировал».

«Или ты делала какие-то шаги по расширению использования белорусской в БРСМ?»

«Я считаю, что не нужно навязывать язык. Я просто на ней разговариваю. Встречаю людей, которым нравится, как я разговариваю по-белорусски, и они также стремятся перейти, но не всегда получается.

Единственное, что мы делали, это был день родного языка. Мы тогда раздавали листовки, на них с одной стороны была написана общая информация о день родного языка, а с другой — напечатаны слова песни N. R. M. «Мое поколение». Также мы в столовой вместо табличек с надписью «Приятного аппетита» ставили «Вкусно есть!».

«А как реагируют преподаватели на твою белорусскоязычность?»

«По-разному. Был один предмет — макроэкономика, где преподаватель мне сказал отвечать по-русски. Все остальные относятся довольно позитивно».

Комментарии запрещены.