Все безумие российских выборов

«Невероятным общественным подъемом» и «бессмысленным, но креативным процессом» называют то, что сейчас происходит в российском обществе накануне президентских выборов сами участники и организаторы этих событий. Через проект «Наблюдение за выборами: теория и практика» я попал в самый их центр, чтобы убедиться: многое из того, что возможно здесь, для Беларуси пока остается незрэалізаванай мечтой.

Если вы бывали в Москве в последнее десятилетие, то, вероятно, вам известно, что представляет из себя это место. Город, полный автомобильных пробок в любое время дня, толп внутренних мигрантов и людей с айпадами в метро, толп на улицах и небоскребов всех видов и масьцей, что возвышаются над ними.

Но иногда на улицах можно встретить необычных людей — на различных частях одежды они носят белые ленты, которые обозначают их общественную позицию относительно президентских выборов, что происходят уже сегодня, 4 марта. А в цыкляпічным московском метро время от времени появляются люди с синими бесплатными книгами, которые может получить каждый желающий стать наблюдателем за выборами. Будущие наблюдатели ўчытваюцца в страницы справочника, где простым и понятным языком рассказывается о том, как правильно себя вести на избирательном участке и предупредить нарушение законов.

Таких людей уже несколько десятков тысяч человек, и их количество растет ежедневно. Даже в последний день россияне приходят в проекты, что занимаются подготовкой наблюдателей, чтобы записаться на обучающие курсы и получить документы, которые позволят им попасть на участок в день голосования 4 марта.

Не для слабанэрвовых

«Слабанэрвовыя и ленивые на это дело не идут», — говорит решительная юрист в очках в красной оправе, которая днем голосования станет частью одной из мобильных групп волонтеров, которые будут помогать наблюдателям в сложных ситуациях. И, обращаясь к таких же как и она участников тренинга для наблюдателей, добавляет: «Мы же все юристы».

На самом деле, в наблюдатели с белыми ленточками (или без них) не обязательно идут юристы. Это и студенты, и пенсионеры, и лысеючыя мужчины за 30. В этом смысле показательна история Павла Васильева с Юга Москвы, который работает главой подразделения одного из российских банков. На прошлых парламентских выборах (после которых и поднялся движение белых лент и массовых курсов для наблюдателей за выборами) он пришел в инициативу «Гражданин наблюдатель» и стал одним из тех, кто сумеет расшевелить российское общество через демонстрацию многочисленных фальсификаций на выборах. В России они хитрее за белорусские, но их можно задокументировать на камере. Павла с его участка выгнали, но он сумел продемонстрировать, что комиссия вбросила в ящик более сотни бюллетеней за Единую Россию.

Как говорит Григорий Мельканьянц из ассоциации «Голос», что уже много лет занимается наблюдением за выборами в России, «цена вопроса наблюдения — будет ли на российских выборах один тур или два». Опросы крупных социологических служб говорят, что один. Активисты в это не верят. Зато верят они в интернет-опросы (с няхілай количеством проголосовавших в 400 тысяч человек), по которым Путин не набирает и 20%. Правда, те опросы проводятся в местах, подобных Vkontakte, и особого доверия у серьезных аналитиков не вызывают.

Хотя недоверие интернет-аудитории к Путину — вещь показательная для российских выборов. Поэтому и говорят представители «Голоса» о существовании двух мэдыярэальнасьцяў в современной России: то, что создается федеральными телеканалами и то, что поддерживается интернет-аудиторий. Первая знакомая белорусам по репортажам БТ, вторая — с их собственной жизни.

«Оранжевая чума»

Миф о стабильной России, которую хочет «раскатать» (как «лодку») «оранжевая чума из Госдепа» стараются поддерживать прокремлевские молодежные движения, которые после выборов рискуют лишиться финансирования с уходом своего патрона Владислава Суркова из Кремля. Власти пытаются действовать методами оппозиции: созвать большие митинги, где разгневанная Путин говорит о последней битве, врагах и победе, обращаясь то к Сталину, то к Лермонтова. Выпускающий редактор «Новой газеты» Надежда Прусенкова — одного из наиболее критических относительно власти российских СМИ — называет участников путинских митингов «пьяными, что танцуют под частушкі».

Их противоположность — те самые «разъяренные представители среднего класса». Очень часто это среднего возраста люди, у которых вероятно уже есть семьи и хорошая работа, айфон и ЖЖ. Они, как банкир Павел, читают мегапапулярнага блогера и лидера уличных протестов Навального, и в один прекрасный момент решают что-то изменить. И записываются в наблюдатели за выборами.

Креатив и безумие

Но белые ленты и вдохновенные наблюдатели заметны прежде всего в центре Москвы. Как и Москва — не вся Россия, так и центр Москвы, где сегодня сосредоточиться большинство наблюдателей за выборами — не вся Москва. В отдаленных микрорайонах выборов не видно: плакатов в честь одного из пяти кандидатов нет вообще (может быть, за исключением агитации за нынешнего премьер-министра Владимира Путина), изредка встречаются общие призывы придти и проголосовать. Хотя до таких билбордов отношение у молодежи довольно жесткое: графитчики замалёўваюць их, показывая этим самым, что выбор сделан и авторство его принадлежит другим людям.

Кто-то из жителей города готов разговаривать о выборе, кто-то наоборот опускает глаза и говорит, что все решено. Хотя тех, кто обсуждает ход избирательной кампании можно встретить и в банках, и в метро: вот 40-летний отец двоих детей Игорь едет с митинга миллиардера Прохорова, куда каждый желающий мог прийти бесплатно, прарэклямаваўшы кандидата в социальной сети. На его пиджаке большой значок с портретом миллиардера, что неожиданно стал единственным либеральным кандидатом на этих выборах. По некоторым социологическим исследованиям он имеет все шансы занять третье место, обойдя слабого лидера социалистов Миронова и уже устаревшего харизматика Жириновского, уступив только коммунисту Зюганову и фавориту Путину.

Как говорит белорусский студент Миша, что последний год провел в одном из топовых московских университетов, большинство избирателей достаточно апатично относится к выборам. Люди считают, что выборы ничего не изменят, а если и изменят, то в худшую сторону. «Чем-то это похоже к белорусской ситуации», — говорит он.

Хотя и отличий от Беларуси здесь множество: с одной стороны свободы все же больше, а с другой — огромные пространства и опыт прошлого подсказывают, что изменить что-то очень сложно. Но об эмиграции никто из виденных мною активистов не задумывается:

«Конечно, я бы не хотела, чтобы мои дети жили в стране с таким уровнем медицины и образования, — рассуждает о возможной эмиграции в случае победы Путина и следующем шасьцігадовым или даже 12-летним сроком его правления внештатная журналистка „Новой газеты“ и студентка журфака МГУ Катя. — Но мы еще поборемся».

У Кати нет белой ленты. Зато у нее есть красный айфон, который она непрерывно включает, чтобы проверить навінную ленту или полазить по только что разработанной программе для мобильных «Наблюдатель». Через ее наблюдатели быстро могут сообщать о нарушениях на участках и даже послать сигнал SOS если, к примеру, ему будет угрожать опасность (а это возможно), или его попытаются выбросить с участка.

Ленты, пособия для наблюдателей и другие атрибуты «невероятного общественного подъема» Надежда Прусенкова называет частью бессмысленного, но креативного процесса. Что правда, креатива на обоих сторонах хватает. Но к нему очень часто почему-то привязан понятие «вар’яцкасьці». Это слово, кажется, за время встреч с участниками событий я слышал чаще всего.

До этого же определения можно отнести и последний номер журнала «Большой город», что бесплатно распространяется в том числе и на тренингах наблюдателей за выборами. В нем вместе с подзаголовком «Путин на скамье подсудимых» на страницах кроваво-красного цвета напечатан псэўдадзёньнік послевыборных протестов в Москве. Заканчивается он сюрреалистическим пэйзажам в стиле фильмов про апокалипсис:

«Вдали виден толпа, по обочинам стоят Камазы, троллейбусы, перекрашены в белый цвет, автобусы без номеров. Слышны выстрелы. То ружэйныя, то фэервэрк. Иду напрямую — так, как ведет улица. На звук».

Комментарии запрещены.

Partners
Самая детальная информация фотосъемка интерьеров цена здесь.
Нас смотрят

Яндекс.Метрика