Александр Васюкович. Успех — когда обсуждают не съемки, а тему, которую ты затронул

Александр Васюкович не работает в штате изданий, которые бы называли репортаже его именем, не имеет тысяч подписчиков в twitter и не суетиться с большим объективом на богемных тусовках. Возможно, по этой причине мало кто из читателей белорусских медиа собрания вспомнит его фамилию в числе лучших молодых фотографов. Но скромный Васюкович побед со своими работами всех коллег в 2012 году. Обладатель гран-при Belarus Press Photo 2012 и трех первых мест, а также победитель «Пресс-фото Беларуси — мультимедиа» — в серии Generation.by «Кем я стану, когда вырасту».

Сделать красивый здымачак можно и обезьяну научить

Сделать красивый здымачак, мне кажется, можно и обезьяну научить: нажал кнопочку, обработал в фотошопе и готово. А в фотожурналистике ты должен что-то сказать своим репортажем, донести до зрителя какой-то месседж. Так что здесь скорее нужно книжки для журналистов читать, а не для фотографов.

Я не делаю снимок, чтобы говорили «ми-ми-ми»

Я обычно представляю себя ее фотожурналист. Недостаточно просто красивую фотку снять. Ты как журналист должен искать, где, что, когда. Я не делаю снимок, чтобы потом говорили «ми-ми-ми». Успех — это когда обсуждают не твои снимки, а тему, которую ты затронул, вот тогда ты хороший фотожурналист. Я рассказываю историю снимками, и меня не слишком волнует, что кто-то скажет что-то про их обработку.

Самолетики

Одно время очень хотел стать летчиком. В детстве я не находил для себя каких-то конкретных идеалов, хотелось быть хорошим или лучшим летчиком. Но не стал. Видать, насладился самолетиками во время авіамадэльнага кружка, куда ходил лет семь. Родители не очень поддерживали это мое увлечение, ведь, когда я начал делать самолетики на радиоуправлении, нужно было покупать очень дорогую по тем временам аппаратуру для этого. Сейчас даже время от времени возникает желание сделать какой-то самолетик, но руки не доходят.

Живу в другом мире

В субботу был на встрече выпускников, так мне показалось тогда, что я в каком-то другом мире живу. Они разговаривают о детях, деньги — бытовуха, короче. У меня на первом месте стоит вопрос самореализации, а не приобрести крутую машину. Все хотят больше денег. Может это и нормальное желание, но я не готов заниматься тем, что не нравится, только чтобы заработать денег.

Приехали, повеселили, уехали, а они остаются

Однажды проснулся, подумал, что хочется фотоаппарат. Я был студентом, подрабатывал, долго копил деньги и наконец купил за 1000 долларов. Начал снимать пейзажи, а потом началась площадь. Пошел поснимать. На тот момент мне показалось, что у меня получилось. После этого меня затянуло в фотажурналістыку. Потом снимал для волонтерской организации «Вместе детям». Я ездил с ними по детским домам и снимал. Внимание детей отвлечено на волонтеров, поэтому комфортно работать. Но, по мне, такое трудно снимать. Наверное, потому что я им ничем не могу помочь. Приехали, повеселили, потом уехали, а они остаются. Это на меня давило.

Пытались «мозги промыть»

У меня было хорошо с математикой и иностранным языком, и я поступил в Академию управления, и плюс туда поступила моя девушка. Сначала изучал экономику, потом перевелся на «менеджмент в IT». Мы были первый выпуск этой специальности. Преподаватель, у которого я писал диплом, порекомендовал меня государственной конторы, на которой я после три года отработал. Когда снимал выборы, взял отпуск за свой счет. Потом уволился, потому что стало не хватать времени. Нашлись «добрые люди» на работе, которые нагрукалі во время молчаливых акций, и мне пытались «мозги промыть», однако потом я еще почти год отработал.

Штат развращает

До нынешнего времени в в штате ни одного СМИ я не работал. Меня как-то истекают приглашения в штат. Штат он вообще уже отживающей свое. Проще получается: работа сделана — деньги уплаченные. А штат развращает. Задания выполняешь, деньги платят. Более или менее выполнишь — зарплату сильно не изменится.

Делать то, что я не умею, я не возьмусь

Так, как мне интересно снимать свадьбы, не очень интересно заказчикам. Я пропагандирую западный подход — то, что называется wedding photojournalism. А заказчикам нужно постановочные фотачкі около стеночки, стогу соломы. По мне, реальные съемки через несколько лет будут гораздо более ценные, чем вылизанная в фотошопе портрет около стеночки. Я стараюсь объяснять, что, если они хотят около стенки, то лучше им брать человека, который на этом специализируется и это сделает лучше. Делать то, что я не умею делать, я не возьмусь.

Якобы все в Facebook френды, а банально спросить никто не может

Сейчас фотожурналистика такая разная, она вмешивается с арт-фотаграфіяй. Но белорусской это не касается, ведь у нас нет на нее спроса. Сделаешь ты лучше за штатного фотографа, но ведь примут снимок штатного и его никто не уволит. Нет конкуренции, все места поделены, все идет как идет. Могут украсть фотографию, и никто в суд не подаст. А если ты сделаешь, как в правовом государстве, то будешь потом врагом. Мне не жалко, но можно спросить, якобы все в FB френды, а банально спросить никто не может.

Мне еще расти и расти

Мне еще расти и расти, до 30 лет так точно, я молодой фотограф, который формируется и ищет себя. Нужен какое-то время на эксперименты, как снимать, что снимать, какую-то свою стилистику нужно выработать. Некоторые говорят, что уже узнают мои снимки по стилистике. Но я не уверен, что это последний вариант моего стиля.

За счет одного таланта ты не выедешь

Если едешь снимать, нужно сначала сделать минимум, а потом уже и талант и авторское видение использовать. Оно и выходит чаще всего лучше этого минимума, но сначала обязательно все равно делать этот минимум, ведь ты несешь ответственность. Но ни в коем случае нельзя останавливаться на этом минимуме, ведь ты не будешь развиваться. За счет одного таланта ты не выедешь, но и за счет одной любви к работе тоже.

Чтобы сделать приличный репортаж, больше издержишь на его производство, чем будет гонорар за его

Чтобы пойти дальше, нужно, не чтобы редакция куда-то послала, а чтобы сам пошел делать то, что считаешь существенным, о чем хочешь рассказать. Меня что-то волнует, тогда я снимаю. Бывает, что никто это потом не берет, но я никогда не жалею. В Беларуси много интересного для белорусов, но иностранцам на это пофиг, такие законы медиарынка, их такое не волнует. Проблема в том, что и здесь никого это не волнует. Чтобы сделать приличный репортаж, ты издержишь на его производство, чем будет гонорар за его. Но это не значит, что не нужно делать. Например, то мультимедиа, что победило, в 2010 я делал его в стол, никому оно особо было не нужна, даже никто не спер. Пролежала 2 года, ну, видно, не зря я этим занимался.

До языка сейчас людям далеко, если они даже за еду не поборолись

Язык — это одна из вещей самоидентификации белорусов. Но по мне, это не самое главное на данном этапе. Народ настолько пассивный сейчас, что никакими идеалами языка ты его не спакусіш. Когда девальвация была, у людей по сути две трети заработка отобрали. То есть к языку сейчас им далеко, если они даже за еду не поборолись.

Если ты не на том языке разговариваешь, то ты чуть ли не враг народа

Белорусскоязычное пространство сейчас расширяется. Люди начинают разговаривать. И я считаю, если бы сейчас белорусы начали разговаривать на «трасянке», то это был бы уже большой шаг вперед. Вот теперь мне все равно, или это трасянка, наркомовка, тарашкевица или латиница, кириллица. Если люди начнут хотя какой язык использовать, уже будет здорово. И нельзя так делать, как любят говорить наши борцы «О, фу ты тут слово неправильное вставил» либо «Фу, ты на наркамаўцы» и «вабщэ, фу на трасянке пишешь!». Люди стремятся использовать язык, а которую они используют — это уже дело десятое. Чтобы сейчас все начали разговаривать на «трасянке», то через генерацию людей бы научили в школе правильной речи. Получается, что теперь этих трасяначнікаў чуть ли не травят, мол, придурки, язык не знают. А они хотят ее знать. Да вообще у нас же здесь много людей, которые знают, как делать правильно. Все сразу взяли и начали разговаривать на правильном языке, ага. Нужно из каких-то вещей папрасцей начинать, по крайней мере не позорить людей за то, что они что-то делают не так. Они делают, как умеют. Главное, что они хотят, это делать. А у нас, если ты не на том языке разговариваешь, то ты чуть ли не враг народа.

Нетрадиционную семью я тоже поддержу

Не нужно оставаться в 18 веке. Если сейчас 21 век, то и ценности соответственно у нас другие, они меняются, как и язык. Я не против любых усилий людей, которые не наносят вреда остальным. Нетрадиционную семью я тоже поддержу. Геи, лесбиянки — это их дело, никакого вреда они не несут. Можно просить людей бросать пластиковые бутылки в соответствующую корзину или снег вокруг своей машины чистить, не бухать в общественных местах, но ведь нельзя запретить жить с тем, с кем они хотят.

Ну как тут откажешь «Русскому репортёру»

Не знаю, как меня эти иностранные журналы находят. Как-то позвонил «Русский репортер» и попросил снять мать Ковалева. Ну как тут откажешь «Русскому репортёру», если он за прошедший год стал лучшим в мире журналом с точки зрения использования фотографий. Тут никак не откажешь. Это был такой приятный сюрприз, но страшновато было от ответственности. Однако они, кажется, довольны остались. Со снимком том еще и на Пресс-фото Беларуси победил.

Пацанчик со здымачом, который в фотожурналисты играется

Приз с Пресс-фото — іPad — поменял на ноутбук. іPad, конечно, крутая штука, если у тебя все остальное есть. Вообще круто, что победил, ибо кажется, что меня до сих пор вообще считали пацанчыкам со здымачом, который в фотожурналисты играется. Какое-то такое впечатление сложилось от общения с коллегами. Может потому, что я в штате никогда не работал, но меня это не слишком волнует.

«Сделано хорошо по белорусским меркам»

Я стараюсь строго оценивать свои снимки. В Беларуси есть такая проблема, которая загонит нашу страну в тупик. И проблема это называется «сделано хорошо по белорусским меркам». Для меня такого нет, либо сделано вообще хорошо, либо говно. Если мы хотим входить в мировой контекст, то на данную фразу стоит забыть и никогда не вспоминать. Ну, «хорошо по белорусским меркам», и будешь ты тут сидеть и жить «хорошо по белорусским меркам».

Нужно идти гораздо дальше, чем просто красивый снимок

Люди как ставили раньше что-то далекое от нормальной фотожурналистики, так и продолжают это делать. Хочется, чтобы происходило так, что фотоистория — это самостоятельный продукт, который может без текста все рассказать, что написано в тексте. Ради этого нужно идти гораздо дальше, чем просто красивый снимок.

Сейчас нормальные фотографии мы видим только на конкурсах

Сейчас дофига фотографов, но это не проблема. Они там что-то умеют, не умеют — дело десятое. Проблема в том, что нет никакого института критики — людей, которые могли бы сказать: «Вот это говно, а это круто». Фотографы сами могут сказать, но они же не влияют на то, что публикуется. Будет больше фотографов, ну и пусть, каждый сможет сфотографировать что-то и выложить. Но, на мой взгляд, профессиональная фотожурналистика от этого будет становиться еще более профессиональной, ведь надо найти, поехать, прожить определенное время, снять. Просто должны быть критики, фоторедактора. Люди читают газеты и думают «Ну, если газета напечатала, значит, это считается хорошим фотографиям». Через это формируется вкус у публики. А сейчас нормальные фотографии мы видим только на конкурсах. Большинство снимков победителей пресс-фото не были опубликованы, потому что никому особенно и не нужно выше головы скокаць.

***

→ Кто еще подрастает рядом? Много интересных людей в серии «Кем я стану, когда вырасту»

Комментарии запрещены.

Partners
Продажа печей каминов с бойлером www.центр-печей.рф.
Нас смотрят

Яндекс.Метрика