Алексей Толстов написал роман о «жесткий подростковый фашизм»

Алексей Толстов принадлежит к тому поколению молодых литераторов, что отчаянно стараются продвинуть свое интеллектуальное чтиво «не для метрополитена» среди белорусской молодежи, которой на мероприятии собралось не мало. Презентация книги началась еще у входа в книжный магазин, где на ступеньках стояли музыканты и играли что-то нежно-скорбное, будто заставляя каждого покопаться в себе, ровно как и книги Толстова.

Глядя на Алексея, совсем не представляется ни автор «Бураціны» ни вообще человек, который хоть как-то связан с литературой. Алексей скорее похож на рок-звезду белорусского андеграунда: потертые кеды, узкие джинсы, молодежная речь с бесконечным количеством мягко говоря нелітаратурных слов, которые впрочем и отделывают его романы. Они делают прозу Толстова настолько отличительной, что даже случайный читатель не сможет его ни с кем перепутать, ни с Сінам, ни с Бахарэвічам, влияние которых можно заметить в его творчестве.

Помогали автору разрэклямаваць книжку ўсьмешлівая редактор роману Ольга Гапеева да издатель книги Дмитрий Вишнев. Последний ахарактэразаваў книгу как «индустриальный роман, который создает городскую міфалёгію, в чем-то брутальный, в чем-то приключенческий» и провел параллели с бахарэвічаўскімі «Шабанами».

Во время мероприятия Толстов вести себя просто, иногда немногословно отвечая на развернутые и закрученные вопросы Ольги и читателей. Кажется, что сам писатель не понимает свою роль в современной белорусской литературы и не догадывается (или умело скрывает), что является по сути вундеркиндом белорусского экзистенциализма и мастером описать так метко неапісваемыя чувства словами, что ты читаешь и понимаешь «черт, это же про меня!». Стоит отметить, что его дебютный роман «Бег», которому было «ненаканавана стать сенсацией», как отмечал Илья Син в предисловии, все-таки ей стал и попал в шорт-лист одной из самых престижных белорусских литературных премий рядом с книгами зрелых мэтров сучбелліту.

Толстов довольно разнабаковы человек, он и художник, и график, и даже музыка, участвовал в разнообразных пэрфомансах, принимал участие в проекте «Картина маслом». Сейчас в галерее «Ў» проходит его выставка «Реакция на чужое» — рассуждения автора в рэфлексійных текстах, на первый взгляд, нязьвязаных, и замаўлёўках в стиле Эдварда Мунка. «Не стоит искать какой-либо скрытый смысл в этих работах. В них нет и не может быть ничего кроме взгляда извне», — утверждает автор.

Сам Толстов любит классику, современной белорусской литературы читает мало, но уважает творчество Бахаревича. Свою литературу перечитывать не любит, и начинает уже ненавидеть свой последний роман «Прохожие».

«Прохожие» — это отрицание, ненависть, противостояние и попытка самасьцьвярджэньня. В отличие от первого романа Толстова, во втором присутствует сюжетная линия, о чем сам автор рассказывает так:

«Есть пацан такой, наверное все же такой студент, стихи пишет, бухает, в его тусклые не особенно надежные отношения с социумом, с одногруппниками, родителями. С ним рядом всегда возникают уличные персонажи, которых обычный человек стремится избегать и забывается, что они такой же самые люди. Второй персонаж, девочка, которая в основном сидит дома, у нее есть свой мир, кино, красивая музыка, иногда она посещает какие-то выставки, любит все беленькое, нежное. Они противостоят, они искренне ненавидят других — тех, кто непохож к ним, такой жесткий подростковый фашизм».

Комментарии запрещены.

Нас смотрят

Яндекс.Метрика