Бульфэст: удар кедам

Если пятничным вечером вас ненароком занесет в столичный клуб, богатая количество кед на танцполе, что венчают разноцветного фасона узкие джинсы, снабжены серыми байками и клетчатыми рубашками, свидетельствует только об одном: кумиры минских хіпсьцераў The Toobes появятся сегодня на сцене. В качестве канвы звездам — бесплатный фестиваль с элементами картошки и украинского раздольля «Перкалаба» и белорусского космоса от «Кассиопеи».

За несколько недель до фестиваля было объявлено, что на «Бульбокс» возьмут любого желающего. Нужно было только зарегистрироваться на сайте студии, которая организовывала концерт. В результате бесплатность вечеринки в «Реакторе» вылилось в толпы старшеклассников, студентов и других хіпсьцераў, что жаліся друг к другу у входа в клуб в эротическом подростковом поцелуя. Те, кто оставался на момент без поцелуя, нервно курили в ожидании своего принца или принцессы.

Модный феномен хіпсьцерства, что просочился в Минск в прошлом сезоне, дает знать о себе в полной мере. Пусть пока нет у нас культовых хіпсьцерскіх сэканадаў, как в Амстердаме, или Хокстану — Мэки хіпсьцерскай сцены Лондона. Зато уже три года имеется почти легендарная группа The Toobes. Эти воины барабанной палочки и актуального рок-н-ролла радуют любого адепта узких джинсов возвращением в несуществующие 70-я. Можно даже глаза не закрывать: нечеловеческие скачки цінэйджэраў под сценой заполнят пространство коллажем со светлых волос девушек, а пол — многочисленными раздаўленымі очками в массивных оправах.

В определенный момент этого фрылаўнага праздник приходит понимание, что давно уже на концертах в «Реакторе» не звучало из уст ведущих исключительно российской язык. Впрочем, недостаток белорусской успешно компенсируется качественной украинской от карпатского сюрприза фестиваля «Перкалабы»: «Дякуемо, братья», — звучит со сцены приветствие продюсеру группы. В ответ карпатским ребятам — мешок картошки, что назьбіраўся через зрителей Бульфэсту. А «Перкалаба» все равно за свое: «Жыве Беларусь!» — всплеск белорусской сознании заменяет однородный карпатский ска, который перемежается с не менее предсказуемыми немного савецкаўкраінскімі мэдлякамі.

«Перкалаба» знается на гуцульском рэгги, о чем свидетельствуют цимбалы и чуваки в шляпах на сцене, с обязательной в таких случаях поддержкой духовых. Последние позволяют забыть на то, что слова совсем шепот полнолуния, а мотивы композиций похожи.

Смотрим также фоторепортаж

«Перкалаба», «The Toobes» и «Кассиопея» на «БульФэсьце»

Комментарии запрещены.