Пизанская башня белорусской молодежи

Ежемесячно читаю в новостях об очередном протестном движении студентов. То Букингемский дворец атакуют, то Венский ўнівэр захватят. А недавно итальянские студенты вообще Пизанскую башню на пару часов оккупировали. Белорусская молодежь, кто с немым недоумением, кто с возмущением и несогласием смотрит на это все разинув рты: «Во дают!» Но способен ли белорусский студент представить себя на вершине той башни не в качестве туриста с мыльніцаў, а как несогласного, и поэтому активного члена общества, что протестует против очередной аферы?

Успешное распределение, два года провинциального жизни, и, может быть через лет пять-десять, льготный кредит как награда за долгую и хорошую службу — примерно так, по мнению белорусских идеологов, выглядит предел мечтаний нашей молодежи.

«Беларусь дает молодежи высокий уровень социальных гарантий: в их числе — доступность бесплатного образования всех уровней, предоставление первого рабочего места, льготное кредитование жилищного строительства для молодых семей», — пишет недавний выпускник филологического факультета Гродненского университета Алексей Мацевило. Сейчас господин Мацевило — глава «интернет-проекта Belarus.by», обозреватель агентства БелТА.

Вероятно, для Алексея Мацавілы как для сотрудника главной государственной новостной агентства Беларуси строительство жилья не представляет особых проблем. Наверное, он быстро, вслед за десятками других прывілейных сотрудников Белорусского телевидения получит уютную квартиру в приличным районе столицы.

«Квартирой хотя доволен, господа Нидерландский, Качкачэнка и Лавянюк?» — спрашивает журналист Tut.by Кастусь Лашкевич в таких же как и он недавних выпускников журфака, а ныне сотрудников наиболее одиозных пропагандистских сми Беларуси. В отличие от них, Константин выбрал путь профессионального роста и самовыражения, а не поражения и унижения других — последние методы ребята из БТ отлично демонстрируют каждый день.

Государство предлагает конкретный откуп за лояльность. В виде хороших должностей в чиновничестве после окончания университета для активистов БРСМ, льготных кредитов на жилье для выдающихся идеологов или сотрудникам милиции и спецслужб. Впрочем, достаточно просто не «возникать», чтобы циклические жорнавы репрессивной машинки не змалолі тебя вместе с другими «борцами». Не выделяться, быть как все.

«Зарегистрировался наблюдателем в ін’язе и общежитии на Сьлясарнай. В лингвистическом на досрочное голосование стояла длинная очередь из девушек, — пишет музыкант Лявон Вольский о собственный опыт наблюдения за белорусскими выборами. — На вопрос о том, зачем они голосуют раньше срока, стыдливо опускали глаза и говорили о том, что едут домой на выходные. Будущие официантки американских ресторанов решают судьбу страны, а потом уезжают в капиталистический рай…»

Каждый второй молодой человек в возрасте от 20 до 24 хочет уехать из Беларуси, и каждый третий считает, что Беларуси нужна стабильность. Но при этом каждый пятый молодой человек, согласно с недавними опросами, готов участвовать в акциях протеста. Не так плохо. Но где все эти люди?

«Наши студенты настолько суровы, что голосуют на выборах досрочно ради двух выходных дней дома, а потом на два года едут по распределению», — пишет медиаэксперт Виктор Малишевский.

«Ты учишься в государственном учреждении, поэтому мы должны выполнять то, что нам спускают сверху», — говорит преподаватель одного из минских колледжей Ирина Петровна в попытке заставить его сходить проголосовать досрочно. Удивительно, но часть белорусской молодежи действительно благодарна за опеку государства, за «первое [по-за скобками оставляем «принудительное»] место работы, за теплые батареи наконец. И это результат той образовательной системы, основы которой были заложены еще в советские времена.

В это же время белорусская идеология видеть опасность в конкурентной образования и адсеве няздатных к научению студентов. В общем, получается, что западная конкурентная система белорусам не подходит:

«Отсев слабо пасьпяваючых студентов каждую сессию там [за рубежом] в разы выше нашего — ставка делается на то, чтобы до получения диплома доходили только наиболее сильные, которых в итоге оказывается процентов 25-30 от числа тех, кто поступил на первый курс», — продолжает господин Мацевило свои раздумья для БелТА. — «Готов ли наше общество к такой системе?» — спрашивает идеолог.

Белорусское образование, легко подхватывает школьника, чтобы превратить его в послушного студента, чтобы после сделать из него лояльного молодого специалиста с определенным списком потребительских запросов и незавидных мечтаний. Конкуренция, инициатива — все это обходит большую часть белорусского студенчества. Может быть, в этом в том числе скрываются корни пассивности белорусских студентов?

Мне трудно сказать, к чему сейчас готова белорусская молодежь. Эксперты говорят, что «на свое будущее, по крайней мере, материально-экономическое, многие молодые люди смотрят с большим пэсымізмам, чем старшее поколение». Пока только единицы способны вырваться из порочного круга сансары белорусской действительности. Чаще всего, к сожалению, через внутреннюю или настоящую эмиграцию.

Найдет ли когда-нибудь белорусская молодежь свою Пизанскую башню, чтобы взять над ней верх? Хочется верить.

Комментарии запрещены.