Ректор БГУ: плохо живется западным студентам без распределения

Ректор Белорусского государственного университета Сергей Абламейко уверен, что молодой ученый в Беларуси защищены больше, чем в Евросоюзе, так как имеет распределение и невысокий, но стабильный заработок и стипендию («а во многих странах ее просто не платят»). Белорусского студента, который учится за рубежом, возмутили высказывания ректора, которые он опроверг в письме, опубликованном в крупнейшем электронном медиа Беларуси.

«Все же в нашей стране молодой ученый защищены больше и ощущает на себе заботу государства. Может быть, мы не можем дать ему сразу высокую зарплату, зато этот заработок стабильный», — заявил недавно ректор БГУ Сергей Абламейко в интервью газете «Республика».

По его словам, во многих странах асьпірантам (PhD студентам) просто не платят стипендию, а если и платят, то в иностранных унівэрытэтаў нет главного преимущества белорусской системы образования: распределения.

«Найти же работу молодому кандидату (или доктору по-западному) не так и просто! Низкие стипендии, а главное, неопределенность в будущем отпугивают студентов, например, в Италии. Об этом нам рассказывали в университете Тренто, где с удовольствием берут наших белорусских студентов», — рассказал тогда господин Абламейко.

Студент Юрий Жалнаровіч, который как раз и является PhD студентам университета в Тренто, почитал интервью и решил высказать свое мнение относительно преимуществ и недостатков белорусской и европейской системы образования. Его ответ ректору опубликовал портал Tut.by. Среди прочего, он пишет:

«Распределение в нашей стране, цель которого защитить молодого кандидата наук, скорее пугает этого молодого кандидата, чем является дополнительным стимулом поступления в аспирантуру. И хотя много амбициозных молодых людей хотят продолжить свои исследования в науке, уровень зарплат молодых кандидатов в университетах отпугивает нашу молодежь от такой работы и не стимулирует их для написания качественной дипломной работы. А вот если следующее место твоей работы и зарплата зависит от количества статей на международных конференциях и качестве твоей дипломной работы, то волей-неволей начинаешь задумываться над тем, чтобы работать более тщательно».

Также Юрий отмечает, что в университете Тренто учиться достаточно много выпускников тако же БГУ, что он объясняет в том числе и хорошими стыпэндыямі, которые «обеспечивают необходимыми средствами для жизни».

«Могу сказать точно, что этих средств хватает для того, чтобы снимать квартиру, хорошо питаться и путешествовать, — пишет Юрий. — Тебе не нужно искать дополнительного заработка для того, чтобы просто прокормить себя. Более того, ты не имеешь права работать на другой работе, потому что стипендии достаточно».

«Конечно, неопределенность существует. Правда, неопределенность есть везде. Но если ты специалист, который чего-то стоит, то после защиты у тебя есть возможность не только остаться работать в университете, но также и продолжить научные исследования в других университетах и исследовательских лябараторыях почти всех стран мира.

В таком же стиле комментируют письмо студента и другие белорусские магистранты и аспирант из ВУЗА-Запада. По их словам, и в Германии, и в Швейцарии, и даже в Новой Зеландии никаких проблем ни с финансированием, ни с нявызначанасьцю нет. Единственное, что беспокоит белорусских студентов PhD — непризнание иностранных дипломов в Беларуси.

«Возможно, некоторые хотели бы по окончании аспирантуры вернуться в Беларусь. Но в нашей стране на данный момент наши дипломы являются обычными бумажками. Для того, чтобы их признали в нашей родной стране, необходимо перевести дипломную работу на государственный язык и пераабараніць ее в ВАК [Высшей аттестационной комиссии]. Неужели уровень нашей науки находится так высоко, что она не признает дипломы, что признаются в самых развитых странах нашей планеты?» — задается риторическим вопросом Юрий

Попытки найти несуществующие упущения в зарубежных образовательных системах на пользу белорусской — давняя практика чиновников. К примеру год назад министр образования Александр Радьков пытался доказать, что во Франции, как и в Беларуси, существует принудительное распределение.

Комментарии запрещены.