«Революция через социальную сеть» началась с арестов

Вместе с новым термином «активист социальных сетей» в Беларусь пришли новые методы борьбы с попытками агитации против власти — аресты и закрытии групп в Vkontakte. Кто они, революционеры 21 века?

Экономический кризис принес в Беларусь не только многодневные очереди в обменники, дефицит и дэпрэсьняк, но и жажду перемен. Традиционные политики, которых принято называть оппозиционными, настроениям этом соответствовать не могут: кто под следствием, кто по судам, а кто-то вообще за границей. Инициативу подхватили молодые люди из областных центров. Так в стране возник новый образ белорусского революционера поколения Y: прашараны юзер Vkontakte, который способен к написанию текстов-призвал в несколько абзацев, рисования аватарак и добавления в новосозданную группу других юзеров.

Неожиданной «революционной точкой» стало Брест, откуда исходят создатели группы Vkontakte под ярким названием «Революция через социальную сеть [Беларусь]» (теперь уже анонимные). В теперь уже анонимных создателей общины все просто и понятно: в определенный день и час приди на главную площадь твоего города и патусуйся там с такими же, как и ты. Глядишь, поймешь, что людей с твоими убеждениями больше, чем ты думаешь.

Расчет обычный для сообществ в социальных сетях: на встречу нужно позвать как можно больше людей, и может 1% из тех, кто подписался, действительно присоединятся. Ну, а остальные, по крайней мере, будут знать о событии.

Первая попытка «революции» получилась не слишком яркой (хотя для Беларуси и это — событие). В назначенное время в Бресте десяток людей выстроились на площади Ленина в колесо, и в таком положение коротали время полчаса, после чего разошлись. Примерно то же самое произошло и в некоторых других городах: Могилеве, Минске, даже Речице. По сведениям участников, милиция к акции интереса не проявила.

KGB против Vkontakte

Но через некоторое время спецслужбы спохватились и начали поиски «активистов социальных сетей». Под горячую руку попали несколько администраторов довольно популярных белорусских групп Vkontakte: исключен из юрфака БГУ Сергей Павлюкевич, который руководил общиной «Мы за Великую Беларусь», где было более 120 тысяч друзей, Дмитрий Нефедов — администратор крупнейшей политической белорусской группы «Движение будущего», и Ян Стасюк, что занимался общиной «3 июля — Всебелорусское народное собрание». Последняя, кстати, имеет совсем небольшое количество участников.

Задержании кіберактывістаў по всем законам жанра происходили в простом сеціўным эфире:

«Только положил ребенка спать, мерзость с кгб в дверь звонит. Предложил вернуться с повесткой и выключил звонок. Хулиганы, видимо))))», — писал перед задержанием Дмитрий Нефедов.

Некоторых активистов попытались судить за хулиганство, но процессы развалились, некоторых отпусти сразу после «профилактических бесед». Одновременно на выходных пришли сообщения о новых удаленных группах Vkontakte, ведь за их создателями начался «серьезный политическое преследование». Кто-то, как владелец группы «Надоел нам этот Лукашенко» Андрей Ткачев, «переехал на кансьпіратыўную квартиру» и продолжил свою кібэрдзейнасьць оттуда, кто-то совсем пропал, а у кого-то сотрудники КГБ прямо с домашнего компьютера удалили все данные с групп. Через некоторое время все задержанные администраторы вернулись к домашних компьютеров и начали восстанавливать пароли и аккаунты, что через администрацию Vkontakte оказалось сделать очень нелегко.

Но акция КГБ, выглядит, все же имела ограниченный успех. Активисты говорят, что восстановили контроль над удаленными встречами и поврежденными группами и обещают продолжить деятельность. Хотя некоторые общины все же потеряли весь контент, кроме списка участников.

Как это бывает: Тунис и Египет

Последняя волна «революций в социальных сетях» расьцяклася по миру именно во время последних событий в Тунисе, а после была подхвачена в Египте. Для событий в обеих странах была общей одна вещь: протест разгорался после появления в интернете (YouTube) видео либо информации о людях, что выступили против режима и пострадали. В Тунисе 26-летний Мохаммед Боазізі поджег себя в знак протеста против экономических проблем — узнав об этом люди подхватили протест, снимки с которого быстро разошлись по социальным сетям, в первую очередь Фейсбуке. После изображения подхватили и еще больше распространили традиционные СМИ.

В Египте социальные сети играли существенную роль в мобилизации протестов еще до революций. Страница в Фейсбуке «We Are All Khaled Said», созданная в честь 28-летнего эгіпэцкага бизнесмены, что был насмерть избит полицией в начале протестов, еще до революции насчитывала более 300 тысяч участников. После нее количество членов общины «перевалило» за миллион.

В Тунисе роль кібэр-рэвалюцыянэраў взяли на себя 15 молодых людей, что по 18 часов сидели в Фейсбуке и восстанавливали страницы с последней информацией о протестах. В Египте некоторые из таких активистов в общем жили за пределами страны, но с началом протестов вернулись и были почти сразу же арестованы.

Но в отличие от белорусских коллег, тамошние активисты сумели лучше сохранить анонимность, делая свое дело в провинциальных городках, как это пока получается, например, у создателя сайта prokopovi.ch, какого не первую неделю ищет белорусская прокуратура.

Фейсбук как инструмент революции

«Технологии новых медиа не угрожают диктатором; они используются, чтобы застать президента врасплох. Сегодня быть эффективным социальным движением — значит использовать социальные сми», — такой вывод делают эгіпэцкія аналитики в исследовании, посвященном влияния гражданской журналистики на арабские революции.

Главной социальной сетью арабских протестов стал Фейсбук. Интерес к ней особенно возросла во время революции. Но в Беларуси пока чуть более 2% населения зарегистрированы в этой социальной сети. И в последнее время количество белорусских друзей Фейсбуке впервые начала сокращаться. Похоже, что пока это социальная сеть остается скорее элитным клубом всевидящих интеллектуалов и иммигрантов, чем местом, где может возникнуть белорусский вариант «We Are All Khaled Said». Впрочем, удалению крупных групп и аресты дали ответ на бесконечную спор о том, что лучше, Facebook или Vkontakte.

Глядя по всему, белорусские спецслужбы почувствовали новамэдыйны тренд, но борются они с ним пока старыми методами. Или они эффективны до сих пор, покажет время, но пока люди по-прежнему присоединяются к протестных групп Vkontakte. Одна из них уже сегодня организует очередную акцию — на этот раз по поводу повышения цен бензина. Участие в акции обещают принять уже 1 000 человек.

Вместо «Писем из-под виселицы» — частные сообщения Vkontakte, вместо сабель и рысакоў — клавиатура, в роли касынэраў — миллионы белорусских юзеров. Белорусские «кібэр-революционеры» имеют еще одну общую черту — явное желание жить в Беларуси и хоть как-то изменять ее. Так, двое из трех задержанных во время кібэр-выходных КГБ уже имеют деток. Хотя, очевидно, взяв на себя ответственность за большие политические сообщества в социальных сетях, эти люди не подумали о собственную безопасность и анонимность в Сети.

Комментарии запрещены.