Шаманства, сюрреализм и спонтанное фото Анны Леванковай

Помню холодную темную осень, влажный лес под Оршей, чашка горячего чая, костра. Там, на свидании вандроўнікоў-аўтастопшчыкаў, я и увидела впервые фотамастачку Анну Леванкову. Коротко стриженная, в бэрэце. В ушах — множество серебряных сережек-колец. Анна не разговаривала, а только слушала. Тогда, во влажном осеннем лесу, я любовалась ей, этой коротко стриженой незнакомой мне девочкой, что курила сигарету за сигаретой. Хотя и не знала я тогда, чем живет Анна, и что любит. «Мы едем стопом в Дагестан. Там море и там тепло…», — кажется, это единственное, что я узнала то осенью про Анну Леванкову.

В течение трех дней Анна жила в выставочном зале

Дваццацішасьцігадовая Анна — родом из Минского государственного художественного училища имени Петра Глебова. Согласно с дипломом — дизайнер. Но картины сейчас не пишет, реализуется как фотохудожник.

«За стеной» — так называлась вторая по счету выставка Анны, что произошла весной.

«Я ездила по своим знакомым и не очень знакомых. Фотографировала их дома в разных ситуациях. Квартиры не менялись. Герои в чем были одеты, в том и снимались. Я приезжала, где что валялось, так и снималась. Только могла одну какую-нибудь вещь передвинуть. Большинство фото не постановочных, но есть и постановочные».

В выставочный зал привезли предметы интерьера, что на фото отразились. И — вот диво! — Анна Леванкова на протяжении трех дней выставки жила в пространстве своих произведений. Только ночевала дома. Люди со «смачняшамі» приходили и чай с фотографом пили. Люди, люди и люди… Времени, чтобы просто с глазу на глаз, — ноль! Посетители удивлялись: судя по фото, Анна — холодная, мізантропка, может, даже… А в жизни оказалось — очень теплой.

После эксперимента «За стеной», после стольких любопытных гостей героиня паадключала все телефоны. Да от людей подальше спряталась.

В бинтах, в чистом поле, мукой обсыпанные ребята не на шутку мерзли…

В 2009 году была первая выставка Анны — «Поиск себя». Вместе с фотамастачкай Крыловай, тоже Анной. И было на ней совсем другое фото: коллажи, сюрреализм, алягічнасьці, снов… «Нашумевшая выставка, — говорит Леванкова, — приехало тогда много прессы».

Постановочные арт-фото — дело усердная. Отыскать нужное платье и подходящее место, да еще всякое… Вот, например, о «Театр в ее голове»:

— Снималось все на Пасху, было безумно холодно. Мы поехали на машине за город, я уже выбрала место. Посреди поля осыпала ребят мукой. Они были в бинтах, в белье и еще одна девушка в красном платье была. Сама же я была в бойцы, свитере, шарфе и куртке. Ехал какой-то автобус, люди вылезли, начали нас фотографировать. Ребята — молодцы! Они отжимались среди поля на кулаках, чтобы согреться. Большинство снимков происходит в экстремальном режиме.

— И люди соглашаются на такое?

— Они от начала знают, на что идут. Я никогда не фотографирую людей, которым не близкое то, что я хочу снять.

Анна любит снимать на пленку: «Снимки получаются намного более живые!»

А два года назад наша героиня была на Байкале. И, бывает, снимать — совсем необязательно. Можно просто присутствовать. Да чувствовать то, что ни одна фотография передать неспособна.

  • Познакомиться с другими фото Анны Леванковай можно в фотаклюбе.

Комментарии запрещены.