Швецию разделили иммигранты

На главной площади Стокгольма десять тысяч человек, в основном местная молодежь, вместе разьюшана скандировали «Не — расистом в парламенте». Их энтузиазму мог бы позавидовать любой футбольный болельщик. Вопрос не шуточное: впервые в парламент толерантной Швеции попала ультраправая партия «Шведские демократы», которую называют неонацистской за ее предложения по прекращению наплыва иммигрантов в страну и их ассимиляции.

«Это утро был очень печальный», — говорит студент юридического факультета Дак про начало дня 20 сентября, когда он проснулся после ночи выборов в парламент страны и узнал по радио, что праворадикальная партия получила 20 мест в парламенте страны. «Стыдно представлять страну, в парламенте которой есть такая партия», — продолжает он.

Стыд за свою страну испытывает не только Дак. «Мы проснулись в новой Швеции», — писали утренние газеты Стокгольма о минимальную (5.7% — около 300 тысяч голосов) победу партии, которая видит в иммигрантах угрозу для коренных шведов. Особенно популярны на богатом юге страны, ультраправые находятся в постоянном контакте с идеологически близкими правыми партиями Дании и Норвегии. Но, если в этих странах партии, выступающие за ограничение прав иммигрантов, уже попадали в местные парламенты, то шведский Рыгстаг ранее был лишен людей, которых называют нацистами и выступают за гомогенное общества с триумфом шведской культуры. При этом уже почти 14% населения Швеции имеют иностранное происхождение, и цифра эта продолжает расти. Как и популярность ультраправых.

Facebook на защите демократии

«Я не понимаю, против кого они протестуют», — говорит про молодежь на стокгольмской площади Аманда Лёўквіст, которая является членом партии, что входит в правоцентристскую коалицию, и работает в комитете по культуре столичного парламента. Она смотрит на вопросы, которые появились после прихода правых в Рыгстаг, более прагматично: ее партия сейчас занята консультациями, в результате которых будет сформировано правительство Стокгольма, и вопросы нравственности выбора политиков не очень интересует.

Трудно поверить, но десятитысячная толпа манифестантов сумела собрать семнаццацігадовая девушка Фелиция меньше чем за 12 часов, которые прошли с момента объявления итогов голосования до появления на улицах первых людей с плакатами. Разочарована результатами голосования, Фелиции запосьціла предложение собраться на площади Сэргельсторг в Facebook. А уже через несколько часов молодежь по всему Стокгольме начала получать смски с призывом выйти на площадь.

Цветовая Швеция

В отличие от Сэргельсторг, на центральной площади района Рынкэбі на севере Стокгольма почти нет людей с белой кожей. Как и в любом другом людном месте Швеции здесь в это время происходят последние предвыборные баталии. В Швеции агитировать можно даже в день выборов, чем и пользуются самые популярные партии страны: центристские модераторы, которые обещают наполнить карманы избирателей дополнительными кронами, и социалисты, которые собираются создать после победы больше рабочих мест. Возле палатки последних идет импровизированный концерт и митинг. Гитарист азиатской наружности под аккомпанемент традиционных восточных инструментов поет что-то лирическое по-арабски. Толпа, что слушает его, преимущественно состоит из женщин в хиджабах с детьми на руках или в колясках, шикарно одетых мужчин африканского либо азиатского происхождения да «швэдзкаафрыканскіх» подростков в спортивных костюмах.

Рынкэбі — район, который имеет славу иммигрантского. Здесь немного более грязно, чем на соседней, абсолютно «белой» станции метро. Много кто не говорит и не читает по-шведски, не имеет работы и живет на довольно большую государственную помощь. В актовом зале местной школы висит около сотни флагов разных стран: здесь обучаются дети самых различных национальностей, но преобладают выходцы с Ближнего Востока, Эритреи, Сомали, Судана, Ирака — районов, где продолжаются войны и выходцы из которых могут получить убежище, а в дальнейшем и гражданства Швеции.

Но в Рынкебі все еще живут стереотипы. Западные женщины выглядят, по мнению мусульманской большинства, как доступные и развратные. Согласно исследованию этноляга Марии Бэкман, для того, чтобы избежать преследования, многие швэдкі Рынкебі, традиционно белесые, даже начали перекрашивать волосы.

«Впервые в жизни я проголосовал в Швеции 25 лет назад. В Африке у меня не было такой возможности», — говорит іракец Ахмад. За время своей жизни в этой северной стране он получил шведское гражданство и сейчас входит в одну из избирательных комиссий Рынкэбі.

Подобно Ахмаду, многие иммигранты, попав в новое для себя общество демократии, спешат датыкнуцца к ней и, придя на выборы, что происходят здесь раз в 4 года, отдать голос отчасти из-за того, кто даст им работу и больше возможностей. На этот раз, как и все предыдущие, выбор Рынкэбі падает на социалистов, которые правили Швецией почти все послевоенные годы, строя общество благополучия и воспитывая в швэдах толерантность, создавая одновременно иммигрантские гетто, подобные Рынкэбі.

Но в стопке бюллетеней, что члены избирательной комиссии достанут из урн в этот вечер, будут и несколько голосов за радикальных Шведских демократов. Ошибка или нелюбовь к своим соседям немногих аутентичных шведов, что остались в этом районе?

«Кто же тогда голосовал за них?»

«Кто же тогда голосовал за них?» — светлые глаза швэдкі Молина, что работает в организации социальной помощи безработным, отражают вопрос и непонимание одновременно. Все ее друзья расстроены победой «Шведских демократов», все они хотят понять, что произошло с обществом, ранее толерантным и политкорректным.

«Проблема в том, что только эта партия ставит вопрос иммигрантов в нашей стране, — говорит Док. — В телевизионных дебатах никто не способен спорить с ними по этим вопросам, ни у кого нет решения проблемы, которая возникла с ростом числа иммигрантов в стране. Большие партии не считают это проблемой».

«Это не новая проблема, как для Швеции, так и для всей Европы», — комментирует победу «Шведских демократов» Яхана Кураш, которая работает в праваабарочнай организации Civil Rights Defenders. Она называет эту партию нацистской и считает, в крызысныя времена многие безработные шведы просто не понимают, почему иммигранты имеют работу, а они — нет.

По мнению правозащитников, за последние годы система получения убежища в Швеции стала более жесткой. Все большему количеству людей не позволяют оставаться в стране, и их вынуждают возвращаться в Пакистан, Африку.

Но на фоне других западноевропейских стран шведская ситуация — очень успешная. Здесь нет депортаций сотен румынских цыган, как во Франции. Здесь не убивают документалистов, что снимают фильмы про жизнь мусульманских общин, как в Нидерландах. Однако идеи, лозунги и проекты, на которых строят ультраправые свою программу, становятся все более популярными. Процесс логичный и неизбежный, как и великое переселение народов из зоны бедности в регион богатства, в гнездо «золотого миллиарду». Так провинциалы веками рвутся в столицу, иногда забіраючыся наверх и мельком оттесняя местное население.

«Шведские демократы» и их победа — сымптом болезни, но им вряд ли удастся вылечить Швецию. Как и шведскому обществу быстро вылечиться от этой партии.

Комментарии запрещены.

Partners
Самая свежая информация Диля Еникеева у нас на сайте.
Нас смотрят

Яндекс.Метрика