Татьяна Белоногая: «Парни ревнуют меня к музыке»

Бард-рокерка Татьяна Белоногая записала альбом «Нити». Это четвертая пластинка 26-летней певицы. Мы пришли к Татьяне в гости в ее съемный комнатку и поговорили о Беланогую в первом альбоме и современную, о том, что наиболее любит делать после концертов, о любви и литературу, трагизм и врагов.

«Люди без любви ограничены»

Наша беседа происходит в скромном помещении, что снимает Таня в Минске. Здесь ее рисунки — в рамках, ведь побывали на выставке в Орше. Партрэцік бабушки на столе. А «Нити» — это же работа, посвященная родителям!

— Я не из Минска, мой родной город Молодечно, — говорит Татьяна. — Не то, чтобы
мне здесь было неуютно, но я здесь в гостях. В Минске работаю, а домой приезжаю — полностью расслабляюсь, телефонный звонок сделать не могу.

Таня, свой первый альбом, не студийный, «Там, где мы», ты записала в 2004 году. Что изменилось в сьпявачцы Белоногой?

— Я очень люблю переслушивать «Там, где мы», потому что там есть сильная эмоция. Страсть, детская наіўнасьць, злость. Сейчас этого уже нет. Не вернуть то подростковое, как сумасшедшее: я хочу так и больше никак! Но не скажу, что моя лирическая героиня изменилась. Не терплю, когда кого-то обижают — сразу пою о том, что вижу. Однако уже не с таким осуждением. Пришло понимание, что люди без любви ограничены.

Чье влияние ты чувствуешь в альбоме?

— Близких людей. Разрыв каких-то нитей дал толчок для написания новых
песнопений. А слушать я теперь люблю Джони Митчелл, Мелани.

У тебя сильный и харизматичный голос!

На комплиментом Таня реагирует смехом. Говорит, после занятий с профессиональной преподавательницей вокала ей стыдно за свой уровень…

— Я только сейчас начинаю понимать что к чему: как формируется звук, как его правильно произносить.

В твоей лирической героини всегда был определенный трагизм: «И белый голубь
бьется о стекло», «Я та, что будет падать»…

— Трагизм не вымышленный, я через все это прошла. Наверное, нужно как-то более позитивно мыслить — и все изменится. Что делать мне с моей головой? В ней столько переживаний! За всех, за всю планету, за судьбы маленьких народов. Может быть, когда-нибудь я начну, как Алесь Камоцкий, ко всему относится с юмором. Он очень глубокий человек, но в паўсядзёнасьці приколист.

«»Был, есть, буду» Короткевича — это революция!»

Музыкой на жизнь разве заработаешь? Как «нормальный» человек, Таня Белоногая работает в туристической фирме восемь часов в день.

— Трудно! Идет перестройка от простого менеджера до артиста, который должен работать на сцене и выложиться на сто процентов перед зрителями. Но прошлый год был активный по концертам. Два концерта в месяц — это нормально. Выступления на сцене — большая отдача. Два или три месяца назад я сыграла концерт в Несвиже. После концерта я просто проспала несколько часов. Люди берут твою энергию, питаются с этого. Кто-то что-то не то подумал — и это может сказаться на твоем состоянии. Есть такие концерты, после которых надо два дня лежать в постели и чувствовать себя королем — я сделал дело! Очень люблю сон. И чтобы все было опрятно, уютно — от этого беру успокоение. Надо еще и хорошая книжка для отдыха.

И какие книжки для тебя сейчас хорошие?

— Микола Купреев, например. Всем советую Дануту Янаўну Бичель-Загнетаву
почитать — «Мост святого Франциска». Книга о любви, красота, и написана она для девушек. Но вместе с тем там написано правда про Советский Союз с точки зрения крестьян. И настолько красиво природа описана! Очень впечатлена от Леонида Голубовича — критика и поэта. По большому счету, мы живем в России. Ахматова, Цьвятаева — это не наши герои. А почему бы не выдать Евгению Янищиц в красивой обложке? «Был. Есть. Буду» Короткевича — это революция!

В любой момент собирать вещи — и на концерт!

Чтобы и любимый, и музыка — не просто для Тани!

— Для меня, женщины, личная жизнь — очень важно. Но я заметила, что личная жизнь и музыка не стыкуются. Ребята сразу начинают ревновать к музыке. Если меня разбудят ночью и скажут: «Таня, организуем концерт!» — я соберу вещи и поеду. Музыка пока меня перетягивает. Пока не нашла человека, который бы был сильнее меня, не то что за музыку. Пусть меня услышит сейчас Бог и моя судьба: семья, любимый человек — это обязательно. Но нужно, мне кажется, чтобы любимый понимал и, наоборот, поднимал твой дух.

Ты взрослеешь, а гитара часто ассоциируется с молодостью.

— Да, бывает, пераросткам чувствую себя. Что-то не то! Появляется другое ощущение себя и ощущение: «Зачем это все? Кто я такая с гитарой? Я прыкалваюся или серьезно?» Но у нас просто менталитет такой. В Европе и в шестьдесят себя молодыми чувствуют.

Для творчества Татьяны Белоногой нужны препятствия.

— Очень редко что-то стоящее рождается, когда все хорошо. Чем больше препятствий по жизни, тем лучше творчество. Например, когда я жила в общежитии, со мной жили люди, которые очень агрессивно относились к белорусскому языку, могли в лицо что-то мерзкое бросить. И удавалось песнь как плач. Если есть враги, они подстрекают что-то создавать.

Быть музыкантом — это серьезно.

— Иногда музыки — это учителя по жизни, которые помогают выбирать между добром и злом, быть белорусом или москалем, развиваться или «и так нормально».

Презентация альбома Татьяны Белоногой «Нити» пройдет 27.02 в минском кафе «Добрые мысли».

Комментарии запрещены.