За что? ТОП-5 громких высказываний Михалка

Сергей Михалок уже давно попал под особое внимание белорусских сми, каждая его новая песня и высказывание об актуальном становятся событием, о котором пишут все. Теперь он попал и под особое внимание прокуратуры, куда его зовут на допрос. Наиболее вероятно как раз в связи с высказываниями в сми. Мы вспомнили все, и выбрали самое острое, чтобы присмотреться к портрета главного белорусского бунтаря и заодно понять, что наиболее зацепило людей в погонах.

Сейчас, когда вся страна через повестку, подписанную лейтенантом Заводского РУВД, узнала, где Михалок живет (или, по крайней мере, прописан) и кто ждет его в прокуратуре в 10.00 (хотя музыка, конечно, на гастролях), в пустую графу повестки, где должна была быть информация о деле, в связи с которой вызывают, все на одном дыхании добавили строку «арт. 368 уголовного кодекса РБ» — оскорбление того, чье имя нельзя называть.

Мы проанализировали последние высказывания главного рок-рэвалюцыянэра этих краев Сергея Михалка, чтобы ответить на банальное «За что?»: что такого наговорил Михалок, что теперь он может на три года попасть за решетку. (Именно такой срок, правда, условный, после нескольких недель тюрьмы получил белорусский корреспондент польского издания Анджей Почобут по той же статье).

28 марта 2011. «Идет культурный геноцид»

Пожалуй, с этой статьи Михалка в стиле «получи, [м-м — добавить по вкусу], гранату!» все и началось. Хотя нет, началось все с песни «Грай» о бешеных быков, за которыми многие увидели людей в черном, что «работали» на площади 19 декабря в ночь после выборов. Релиз композиции состоялся почти сразу после той ночи. Прошло два месяца, Ляписы презентовали новый диск и запланировали огромный тур по городам Беларуси.

Но сначала из их репертуара внезапно исчезло Belarus Freedom, а за ней и сами «Ляписы»: отыграв пару концертов, тур остановился на самом начале. Крыши помещений перед концертом текли, клубы один за другим закрывали перед музыкантами двери. «Ляпис Трубецкой» попал на очередную вершину хит-парада: группа занял первую строчку в списке запрещенных в Беларуси творцов.

После этого Михалок окончательно лишился налета анархаістычнай пафігістасьці, что в той или иной форме плелся за ним всю его карьеру. Музыка пишет ответ нашему министерству правды, и каждый, кажется, готов кровью подписаться под всеми его тезисами — так метко они описали ту (и нынешнюю) ситуацию в стране.

«Мне кажется, что в Беларуси идет какой-то культурный геноцид. Я знаю, что многие сейчас уезжают на Запад — учиться, работать, потому что не видят перспектив внутри страны. На самом деле все эти черные списки можно продолжать до бесконечности. Каждый здравомыслящий, порядочный, интеллигентный человек любой профессии может вносить себя в черный список. Таких, как мы, просто выживают из страны. Нам не дают петь, другим не дают заниматься искусством, наукой, бизнесом. И если от нас раньше требовалось молчание, то сейчас нас отсюда просто выгоняют», — писал Михалок.

10 июля 2011. ШОС

В этот день Михалок не первый, и, глядя по всему, не последний раз выдал со сцены формулу белорусской веры и надежды «ШОС». Перед тысячами россиян Павел Булатников во время выступления Ляписов на фестивале «Нашествие» вытащил огромный бело-красно-белый флаг, с которым и проскакал всю Belarus Freedom. Михалок, в свою очередь, заставил местную публику кричать «Жыве Беларусь!» и ШОС, а также присоединиться к передачи прывітаньняў «всем белорусам, что сейчас ведут борьбу за жизнь и свободу».

После этого выступления ни один публичный концерт Ляписов, в независимости от географического положения сцены, не обходился без «Жыве Беларусь!»

1 августа 2011. «Мы против режима Лукашенко»

То, что «Жыве Беларусь» на Нашествие не случайность, уже скоро продемонстрировали интервью музыканты российской прессе. В них он жестко разносил режим. Политические памфлеты сыпались из Михалковых губ и пальцев одно за другим, не оставляя ни единого сомнения в нынешнем статусе «Ляписов»: главных праўдарубаў и рэзыстантаў Беларуси.

«Красно-коричневая Беларусь уродливой формы сталинско-гитлеровского образца. Беларусь людей, которые воюют со своим народом, — описывал страну музыка, где провел большую часть жизни. — Получается, официально они машут кулаками, показывают свою мощь на демонстрациях, которые постоянно статистика ВВП растет, показатели зашкаливают. А на самом деле люди живут в страхе, люди подавлены, и денег хватает только на питание. Вот она, так называемая стабильная ситуация в Беларуси».

«Мы всегда будем с этим бороться своими песнями. Когда люди приходят на концерты, мы приветствуем аплодисменты. […] Мы приветствуем выкрики „ШОС“ и „Жыве Беларусь“ и бело-красный флаг, который является флагом историческим и флагом настоящих патриотов, а не ілжэпатрыётаў, которыми являются проплаченные шакалы лукашенковского режима, — объяснял Михалок. — Они патриоты своего вожака и действуют как громадная организованная преступная группировка. На улице появились реальные „черные бригады“, чарносоценцы, лукашенковские хоругвеносцы, хунвейбіны, которые хватают неугодных людей просто по наружному признаку — в первую очередь неформалов. Они действуют как какие-то „люберы“. При этом у них есть мандат. А если кто-то попытается им противостоять — получит серьезный срок».

«Мы не желаем жить в такой стране», — поставил тогда диагноз Михалок.

8 сентября 2011. «В Беларуси мы будем выступать, когда у власти не будет Лукашенко, другой сценарий исключен»

В твиттер-стиле на портале Утро.ру Михалок надавал коротких ответов на маленькие вопросы, куда конечно же закралась и политика:

«Честно говоря, мне сейчас стыдно давать концерты в Беларуси, во время режима Лукашенко. Это выглядит как пир во время чумы», — говорил лидер «Ляписов», добавив, что «В Беларуси мы будем выступать, когда у власти не будет Лукашенко, другой сценарий исключен».

24 сентября. «Мерзавец», который «в лучшем случае заслуживает справедливого суда»

В очередном интервью, на этот раз интернет-телевидению 1tvnet.ru, Михалок с шырокаадчыненымі глазами быстренько, как школьник у доски, выдает правду матку о режиме его жертвы, что «уже не разговаривают между собой».

В этом интервью он назвал Лукашенко «мерзким политическим деятелем» и предположил, что ТНП относится к тех преступников, что «не оставляют свидетелей своих преступлений». Вероятно, эти слова и стали последней каплей в терпении следственного Виделы, который сегодня в десять часов дня, безнадежно ждал Сергея на встречу. Встреча не состоялась, но это еще далеко не конец истории.

Комментарии запрещены.