Антон Суряпин. Никогда не пойду на площадь, чтобы кричать «Жыве Беларусь»

Студент журфака, который провел летние каникулы в СИЗО КГБ, в серии разговоров Generation.by «Кем я стану, когда вырасту», рассказывает о том, как слуцкие милиционеры разрушают детские мечты, как стал мужчиной, почему не играет больше в игре, кому дал в нос и чем будет заниматься, пока люди на площади кричат «Жыве Беларусь!»

Сейчас не играю ни в какие игры, в наше время есть социальные сети

Я был послушным ребенком. Даже был отличником в начальных классах. После появился компьютер с интернетом ,и с него меня было почти невозможно вытащить. Родители всегда ссорились на этот счет. Заставляли идти на улицу, а я спрашивал себя: «Что же мне там делать, водку идти пить?»

До водки я добрался только тогда, когда в Минск поступил.

Компьютер был всей моей жизнью. Я там играл в Counter Strike, делал сайты-проекты. Сейчас не играю ни в какие игры, в наше время есть социальные сети.

Я был в каком-то смысле незаменимым человеком в школе, так как участвовал в различных презентациях, а также с компьютерами помогал школе: то установить что-то нужно, то переустановить. Участвовал в различных научных конференциях. После создали сайт «СПИД – право на жизнь». Он и до сих пор в интернете висит. С этим сайтом занял первое место по области, второе по республике. Прислали меня с ним на международную конференцию в Минск. Сейчас бы сделал сайт по-другому конечно же, но тогда было много чести. Мне очень везло, ведь часто из-за этих конкурсов не ходил на занятия.

Хотел помогать людям, но увидел слуцких милиционеров

Я в далеком детстве увлекался Витасом. А мечтал стать то пожарным, то милиционером, или врачом, чтобы помогать людям. Но с класса 4-го я уже не мог стать милиционером, потому что видел наших слуцких милиционеров и все желание стать ними исчезала.

Я ему нос разбил

Не дрался с класса 5-го. В школе был парень не совсем адекватный, который приставал к нашей учительнице по английскому языку, ну вот я решил ему объяснить, что это плохо. Дошло до драки. Я ему нос разбил. После этого нас отвели к педагогу-психологу, но ничего страшного там не сделали. Кстати, видел несколько лет назад этого парня, он имеет очень бамжаваты вид.

После я снова сидел за компьютером все время и тлусцеў. Больше не дрался, потому что, во-первых, мне это было не интересно, а во-вторых, я был такой широченный, что все боялись ко мне подойти.

Одни — на одной стороне, другие — на другом, и друг друга ненавидят

В классе 10-м, когда отыграл в свой Counter Strike, я начал читать новости в интернете. И тогда до меня дошло, что что-то здесь не то. Было странно, ведь всю жизнь смотрел БТ и ОНТ, и тут что-то другое начал читать и понимать. На самом деле было очень трудно поверить в то, что не все так красочно, как показывают по телевидению. Какой-то разрыв шаблонов просто. Одни — на одной стороне, другие — на другом, и друг друга ненавидят.

Травку курить наверное можно

Курить я начал из-за девушек. Во всех бедах виноваты девушки. Родители до последнего не верили, что я курю. Даже если в письмах из СИЗО КГБ просил передать сигареты, мамочка считала, что это я не для себя просил, а для сокамерников.

Я до университета вел очень правильный образ жизни. Много для кого смыслом было в классе 8-м покурить или выпить. В этом возрасте все запретное очень интересно и вабна. Кто-то подсаживается на наркоту, но наркотики бывают разными, для меня — это открытые крыши. Если говорить об ЛСД, героин, кокаин, то ни в коем случае. Травку курить наверное можно, потому как мне рассказали, она не вызывает зависимости.

Хвастается тем, как били стекла в своих аудиториях

Из класса мало с кем поддерживаю связь. Со школы у меня остался единственный лучший друг. Имею еще отношения со своей первой возлюбленной, сейчас просто поддерживаем дружеские отношения. Возвращаясь к ситуации с КГБ, я понял, что одноклассники меня помнят. Они и родителей поддерживали, и меня словами, не ожидал такого.

Некоторые пошли в ПТУ. Был у меня одноклассник. Для его интересом является то, как бы вечером выпить. Он хвастается тем, как с одногруппниками били стекла в своих аудиториях. И если человек просыпается с болью в голове от прошлой пьянки, после они идут на учебу, где курят в аудиториях и чуть ли не матом посылают преподавателей, то о какой перспективе можно говорить. После учебы идут на работу, где опять-таки ничего не делают, день заканчивается снова пьянкой, а с утра все пойдет по определенному кругу. Неприятно, что таких людей не становится меньше.

Буквально за полчаса я выбрал для себя абсолютно другой путь жизни

С восьмого класса я хотел быть программистом. А в 11 классе в день открытых дверей, к нам приехали люди из БГУ и рассказали про новую специальность «Веб-журналистика». На тот момент я работал фрилансером, писал для одного сайта и во время речи этих людей из БГУ подумал: «Ага, веб-журналистика, там и программирование есть и писать тексты я люблю, значит это мое». Вот так за полгода до поступления, буквально за полчаса я выбрал для себя абсолютно другой путь жизни. Родители против не были, что нужно было по подготовке мне приобретали, они мне никогда ничего не запрещали, поэтому, возможно, сейчас я не алкаш и не наркоман.

В тебя впихивают уйму информационного грязи

У нас странная система образования, когда вторичные предметы сложнее сдать, чем профильные. Я все понимаю, что это все необходимо для всестороннего образования, но если эти предметы впихивают в первые два курса, чтобы человек, как профессионал, абсолютно не рос, но разбирался в «Идеологии белорусского государства» — это ненормально. Множество ненужной информации, которой никто не пользуется. В тебя пихают уйму информационной грязи, который никогда тебе и не понадобится. Есть преподаватели, которые работают не второе и даже не третье десятилетие. Конечно же, что их знания не всегда могут развиваться параллельно современным тенденциям в журналистике, а тем более веб-журналистики. Время их занять место молодым и перспективным. Да и вообще следует сократить лекции и сделать больше практики для журналистов.

Расслабьтесь и получайте удовольствие

Нужно быть полным идиотом, чтобы не упасть в моральную пропасть во время беды. Нужно быть идиотом и улыбаться, смотреть в глаза опасности и выдавливать из себя улыбку. Я, например, абстрагируюсь от неприятных мыслей при помощи релаксации, у каждого она своя. Я релаксирую, когда вспоминаю музыку, можно сесть и смотреть в стену и слушать музыку в голове. А вообще, каждому человеку нужно раз в год перенести небольшую депрессию. Если вы попали в беду, в вас бездна трудностей, жизнь испорчена, то хуже уже не будет. Хотите жить спокойно и более-менее счастливо в своем мікракосмасе? Так не лезьте в политику, живите с рюмкой да шкваркай — и будет вам счастье )) Расслабьтесь и получайте удовольствие.

Никогда не пойду на площадь, чтобы кричать «Жыве Беларусь»

Никогда не вмешиваюсь в развитие событий. Я никогда не пойду на молчаливые акции, чтобы хлопать, и никогда не пойду на площадь, чтобы кричать «Жыве Беларусь». Я буду стоять там с камерой в руках и снимать вместе с коллегами, как делают это другие. Рассуждать на тему политики я не люблю. Периодически я могу поспорить с человеком, который поддерживает нынешнюю власть, но в таких случаях ты сразу занимаешь сторону кого-то. Объективность очень сложная вещь, но в журналистике ты должен ее искать.

С одной стороны я понимаю, что нужно что-то менять, но я не сторонник революций, потому что не одна из них не привела к чему-то хорошему. Нужна, как те черви, попадать в систему и постепенно-постепенно подрывать ее.

Сейчас в Беларуси очень весело. Поэтому я не хочу оставлять ее.

Я же не кдбіст, чтобы держать здесь людей силой

Если не нравится что-то, то не ной, не нравится — уезжай на скрайняк, если ты ничего другого не можешь, но когда вот так все уедут, то будет как в анекдоте: «кто будет уезжать последним, не забудьте выключить свет в аэропорту». Я же не кдбіст, чтобы держать здесь людей силой. Но бывают разные люди и разные обстоятельства, когда нет другого выхода. Но если ты не имеешь таких проблем и ты можешь что-то делать, то стоит оставаться и делать. Ну если дарабіўся до того, что угрожают и жизнью, и свободой за твое желание сделать жизнь на Беларуси немножечко лучше, ну тогда уже можешь думать о том, чтобы уехать.

Я не хочу уезжать, поэтому не понимаю, почему люди избирают такой путь. Из души не идет понимание, а вот умом я знаю, что если бы человек здесь остался, то его могли бы и убить, как редактора «Хартии», и посадить, как Алеся Беляцкого, и выдвинуть обвинения, как против Почобута, но разные люди, разные обстоятельства.

А что выходит из ботанов?

Я считаю, что это прогрессивно, когда молодежь занимается политикой. У нас среди людей такой стереотип существует, если человека называют политиком, то сразу перед глазами встает дядя лет 40-50 с большим пузом, таким же лицом и какой-то бородой. Самое существенное, что обыватель обязательно представить себе пожилого человека. У нас самый молодой министр Павел Латушко, ему уже 39 год. Если же посмотреть на цивилизованные страны, то, если ты министр и тебе за 40, то ты уже не первого сорта. Там молодые политики, которые не боятся двигаться вперед и принимать нестандартные решения.

Молодежь тоже делает свой выбор. Если человек действительно имеет свой мозг, если он думает, а не просто стремится за толпой, что-то действительно полезное делает, то молодец, а то, что он забивает на учебу, если действительно хочет что-то изменить, то я это приветствую. А что выходит из ботанов? Они же ничего не умеют, кроме как отлично выполнять приказы.

Если получилось не так плохо, то все — я радостный

В последнее время по жизни я живу одним днем. Могу подойти к поезду, который едет на полном ходу и прикоснуться к нему. После пальцы такие черные и страшные, не оторвало же их. Встать на самом краю крыши и заснять себя со спины, без страха того, что тебя может здуць или ты можешь пошатнуться. Ну упаду и упаду, был я, нет меня, какая разница. После последних событий на многие вещи смотрю по-другому. Надейся на лучшее, рассчитывай на худшее. По жизни я готовлю себя к худшему, поэтому если получилось не так плохо, то все — я радостный.

Мой Бог — это звезды и наше Солнце

У меня своя религия. Я верю в сверхсилу, но эта сверхсила идет из вселенной. Мой Бог — это звезды и наше Солнце. Бывает медитирую на крыше или в чистом поле, я просто могу разлечься на поле, смотреть на звезды и получать ответы на свои вопрос. Это ответы от зор! Они содержательны и помогают мне. Поэтому моя религия — не Иисус, не христианство, а вот — звезды, вселенная.

Церковь для меня — это просто намоленное место, где заключена большая сила мысли. Мысли, они материальны. Церковь обладает такой силой, ведь там сконцентрирована большая энергия. А весь церковный аппарат — это бизнес. Например, цены же на свечи растут следом за ценами на хлеб.

Я не верю в любовь, я верю в секс

Любовь может быть к пиву, к технике, к друзьям, а любовь может быть только к девушке. А это так сложно. Если говорить грубо, то я не верю в любовь, я верю в секс. Но если я влюбился в девушку, то могу идти на самые нелепые поступки, я не знаю, что могу сделать даже через минуту. Ну вот как было с моим последним любовью: во время нашей первой встречи (читай — личного знакомства) я вырвал травинку, скрутил ее в кольцо, надел на безымянный палец, поставил ромашка туда якобы бриллиант, и попросил ее руки и сердца, после чего сказал, что повторю это предложение на протяжении 1.5 лет.

Я верю в то, что любовь с первого взгляда существует, оно самое сильное. Я вообще хищник, и мне быстро становятся неинтересными отношения. Но если с первого взгляда, то не важно замужем она, имеет она детей или нет, ты просто ничего о ней не знаешь, но понимаешь, что это действительно Та Самая Девушка. Но девичья логика на степени чего-то невозможного. В некоторых случаях у меня ум взрывается от того, что они производят.

Я считаю, что дружба между мужчиной и женщиной возможна только тогда, когда у одной из сторон существует надежда на то, что это нечто большее, чем просто дружба. Либо если это бывшие или будущие любовники. Хотя даже в моей жизни есть одно яркое исключение — прекрасная девушка-мусульманка, прекрасный друг, но я на нее не могу смотреть как на «девушку» в плане отношений.

В нашей стране с тобой может произойти что угодно

Сейчас я свободный студент, который может пойти пофотографировать акцию оппозиции или опубликовать фото тех самых мишек. И я знаю, что бы со мной не случилось, меня дома будут волноваться только родители. А если ты знаешь, что дома тебя будет ждать жена и детки, то это кардинально меняет все отношение к работе. Тогда перед тобой появляется большая ответственность. Много знаю людей, которые бы пошли на те же самые акции или площадь, но они переживают за семью и деток. То же самое может быть и у журналистов. Возникают мысли: «А что если задержат? А что если посадят? А что будет с семьей? Как будут жить мои детки?» И поэтому я считаю, что семья мне будет мешать. Это большая ответственность. А в нашей стране с тобой может произойти что угодно.

Bnp.by — вся моя жизнь

Преподаватель, который работает сейчас на Tut.by, предложил моему другу создать сайт для молодежи, а мне предложил создать сайт фото-новостей, чтобы человек после работы мог прийти домой и не смотреть телевизор, который давит на уши, не читать много текста, а чтобы мог просто пролистать фото, прочитать три предложения и узнать о том, что происходило. Сайт я запустил в 2010 году, но у меня не было друзей с камерой и у самого не было камеры, чтобы снимать, поэтому проект я заморозил до лучших времен. А потом я познакомился с Сергеем Ягело, который снимал акции и события, но снимал он их «в стол». Прошло время, у меня появилась камера. Это интересная история.

У отца была старенькая машина Subaru Libero. Он хотел ее изменить. Собрались они с мамой брать кредит, чтобы приобрести Renault. Отыскали валютный. Я тогда их отговорил от этого шага, словно чувствовал, что будет через полгода с валютой в Беларуси. Родители обижались на меня, но прислушались и через месяц нашли на нормальных условиях белорусские деньги. Ну вот, взяли они кредит 10 млн. рублей. Перед этим я просил, чтобы дали мне треть и на фотоаппарат. Ну и что? Не дали, потому что машину как раз за эти 10 млн. купили. Тут уже я начал обижаться, но отец сказал: «Я отдаю тебе Subaru, и можешь делать что хочешь: то продавай за сколько захочешь и приобретай фотоаппарат, то сдавай на права и катайся на ней сам…» Ну и что же я сделал? Конечно, продал машину и накануне Площади-2010 приобрел фотоаппарат».

И вот стояли мы с Сергеем Ягело в универсаме «Центральный», после молчаливой революции, пили нашу «Крыницу» и в этот момент я рассказал ему про сайт, предложил присоединиться к работе над ним, и он согласился. И буквально за неделю мы восстановили проект. Он некоммерческий и за время существования не принес ни копейки. Поэтому людей удивляет, почему мне это нужно, если я работаю над ним и ничего с этого не получаю. Но этот сайт — вся моя жизнь. Каким бы больным я не был, как бы мне не было плохо, но я иду и снимаю.

После истории с мишками наш сайт стал известным на весь мир. Я смотрел статистику, так люди со всей Европы заходили смотреть наш сайт. И конечно же, что планируем сделать его коммерческим, нужна расти и в этом направлении. Меня вдохновляет мысль о том, что моя работа и вообще то, что я делаю, полезно для других. Все это не зря и когда-нибудь принесет свои плоды.

Пользоваться своей свободой по максимуму

Меня сделала мужиком то, когда на меня надели кандалы. Тогда я почувствовал, что детство закончилось. Я перешел на другую ступень внутреннего возраста. Морально повзрослел. Но я еще лучше понял, что нужно пользоваться своей свободой по максимуму. Нам мешают жить и работать внутренние предрассудки, неуверенность в себе и самоцензура, которую мы сами себе устанавливаем. Можно делать все, лишь бы это не противоречило уголовному кодексу. Лучше попробовать, чтобы потом обидно не было, что потерял возможность. Плохо, когда свободу используют только на свои эгоистичные потребности. Но человек должен быть самоуверенным. Вот моя самоуверенность много кого раздражает. Но, если бы ее не было, я много бы не сделал в этой жизни. По паспорту мне 20 лет, а чувствую я себя на 24-25 лет. За тот месяц, что был за решеткой, я повзрослел на 4 года. Каждый день, как месяц.

Комментарии запрещены.

Нас смотрят

Яндекс.Метрика