Галерею «В» засудили

Молодая минская галерея современного искусства «Ў» выставила себя на
общественный суд присяжных. Присяжные галерею оправдали, но судья
Шалкевич все равно наложил взыскание в виде штрафа, который галереи
придется отрабатывать следующие пять лет. Обвинение
обжаловать решение суда не собирается.

Галерея «В» предстала перед судом в собственном помещении. От природы белые стены галереи в этот день, казалось, еще больше светились благодаря віпам белорусской культуры. В присяжные были приглашены известные художники, писатели, журналисты. А судьей стал Виктор Шалкевич, также известный как певец и шоумен.

Несмотря на далікатнасьць обвинений (галереи забросали, ни много ни мало, отсутствие на ее площадях современного искусства и в «занятиях тем, что никому не нужна») суд сделали открытым и даже разрешили проводить фото и видеосъемки. С такими обвинениями одной из немногих площадок для современного искусства в Минске грозила высшая мера, возможная в таких случаях: полная ликвидация и забвению.

В соответствии со всеми канонами жанра судьба галереи отдали на откуп 12 присяжных, среди них оказался блогер Евгений Липкович, журналистка Татьяна Замировская, писатель Игорь Бобков, фотохудожник Владимир Парфянок и прочая «культурная элита Беларуси». В результате общественный суд, несмотря на всю серьезность судьи Шалкевича, что сидел на высоком кресле в голове зале галереи, напоминал нечто среднее между акустическим рок-концертом, юмористическим шоу и заседанием общества анонимных алкоголиков.

На стороне обвинения выступил культуролог Максим Жбанков и фотакрытык Дмитрий Король. Адвокатами галереи стали преподаватель Европейского гуманитарного университета Ольга Шпарага и Илья Прохоров.

Любое искусство — это бизнес

«Обвинение хочет выражаться именно злом, оно хочет возмущаться, — не слишком уверенным голосом приводил аргументы обвинения во вводным слове господин Король. — В качестве доказательства я хочу вам предъявить книги отзывов. И отзывы у них очень поляризованные. Один полюс — это „клево“. Второй полюс — это „атстой“. Что это значит? Не значит ли это то, что современное искусство — это то, что аннулирует наши способности?» — спрашивал уже чуть почувствовав вкус дела фотохудожник.

По свидетельству одного из свидетелей обвинения, Игоря Корзуна, галерея совсем не занимается бизнесом, а стоило бы: «Любое искусство, в частности и современное, — это бизнес». В ответ на это защита задала вопрос о предпосылки для создания арт-бизнеса в Беларуси, вспоминала без малого два десятка успешных выставок в галерее и читала философские лекции о «Здесь и сейчас».

После не слишком успешных попыток выяснить, что все-таки такое современное искусство, стороны перешли к дебатам по существу дела: спаивает ли не эту самую культурную элиту страны галерея В?

Хмель не вода — человеку беда

У суда возник только один вопрос к сторонам: как жители района площади Победы отреагировали на закрытие точки приема стеклотары и открытие на его месте галереи искусства? Ответа на вопрос у сторон не нашлось, зато Максим Жбанков вспомнил влюблен время любого представителя культурного бомонда Минске: откровение очередной галерейным выставки.

«Как вы думаете, если в галерее происходит аншлаг? Во время презентации очередной выставки! — Жбанков вдохновенно водил маркером по панели бумаги, вымалёўваючы схему галереи с культовым в некоторых кругах баром «Молоко» и книжным магазином. По словам Жбанкова получалось, что большинство посетителей галереи просто ее не посещают, так как заняты бесьперапынным потреблением алкогольных напитков в баре и магазине.

«К сожалению, гений места царит на этой территории и определяет ее сущность. Галерея занимается тем же самым, чем и раньше занимался пункт приема стеклотары, только с тем отличием, что люди уходят отсюда без тары, но загружены. Вместо арт-процесса, галерея занимается трафиком стеклотары», — казалось, что Максим Жбанков полностью вошел в роль настоящего прокурора, ему не хватало только нескольких золотых звезд на плечах.

«Мы требуем высшей меры!»

— обвинитель Жбанков закончил свою речь и в зале следовало бы повиснуть тишине.

Казалось, после таких грозных обвинений защите галереи придется признать свое поражение и немедленно отдать нястомнаму Жбанкову ключи от галереи с тем, чтобы он вернул туда пункт приема стеклотары. Но в последний момент в помещении суда зазвучала All you need is love the Beatles, а на экране возникли фото цалуючыхся художников-завсегдатаев галереи.

Сердца присяжных, наверное, смягчились и начало казаться, что любовь и на этот раз победило. Это подтвердилось после подсчета голосов присяжных: с перевесом в 13 голосов (кирпичей) галерея была оправдана по всем пунктам.

Вердикт оказался более суровым, чем ожидалось: галерею современного искусства «Ў» высокий суд признал частично виновной и постановил на следующие пять лет направить на галерею поправимы работы. Также галерею постановлением суда обязали «принимать стеклотару в рабочих Первомайского района».

Несмотря на процессуальную спрэчнасьць постановления суда, обвинение приговором удовлетворено:

«Учитывая грязные махинации защиты, мы считаем, что сделали все, что могли», — заявил по окончании процесса Максим Жбанков. По его словам, апелляцию обвинение подавать не собирается.

Большой фоторепортаж с Общественного суда над Галереей «ў» В нашем фотоблоге

Комментарии запрещены.