Три года свободного полета белорусской музыки: Что изменилось?

Ровно три года назад состоялась историческая встреча запрещенных белорусских рок-музыкантов с идеологом администрации президента Пролесковским. Тогда, после трех лет существования тайных списков запрещенных музыкантов, Александр Куллинкович, Лявон Вольский, Олег Хоменко, Игорь Ворошкевич и Пит Павлов попытались разорвать порочный круг отмененных концертов и подпольных презентаций, ради чего сходили на беседу в Администрацию президента. Через три года «свободы» Generation.bY решил разобраться, что случилось в результате того судьбоносного «похода» и не жалеют музыки о содеянном.

«Рок-н-ролл мертв», «Николай Халезин: Действия музыкантов аморальные», «Пляски с дьяволом» — это далеко не полный перечень газетных и сетевых заголовков, посвященных встрече пяти белорусских музыкантов и тогдашнего главного президентского идеолога Олега Пролесковского (сейчас он, кстати, стал министром информации).

Был конец осени 2007 — третий год с момента проведения рокового для некоторых групп концерта на «Бангалор» против третьего срока президента Лукашенко. Белорусские чиновники только-только начали заучивать слово «либерализация». В этот момент как молния среди туманного болота грянула новость о встрече лидеров «Магазины», «N. R. M.», «Нейро Дюбеля» и «Палаца» с Олегом Пролесковским — руководителем главного идеологического управления Администрации президента.

Тогда Пролесковский пообещал музыкантам поддержку, дал телефон своей приемной и спросил, не будут ли они более «дурачиться» и выступать на неправильных мероприятиях. Музыканты ответили «непонятным мармытаньнем», но ничего ідэолягу не обещали. Зато запрет на их выступления, которая существовала с того самого концерта на Бангалор в 2004, была снята. Что еще изменилось с тех пор, и изменилось ли что-то вообще?

«А чего жалеть?»

Большинство посетителей заместителя главы Администрации президента не жалеют о своем участии в том «походе» (а лидер «Палаца» Олег Хоменко вообще считает такую постановку вопроса неуместной).

«Это была правильная дело, и для наших поклонников и для очень
многих рок-музыкантов этой страны, не только для участников похода», —
объясняет сегодня Куллинкович.

«А чего жалеть? — говорит Лявон Вольский. — Было и было. Впрочем, там бы прекрасно договорились и без меня, но ничего не было сделано такого, чтобы потом страдать от угрызений совести».

Действительно, жалеть не о чем. Музыканты переехали из минских задворок, где обычно с 2005 по 2007 год проводили свои полуподпольные концерты, в большие залы и клубы. Большинство музыкантов успела засьвяціцца на государственном телевидении, Neuro Dubel спел с Ксенией Ситник, а «Дворец» даже принял участие в отборе на Евровидение. Пит Павлов так вообще неожиданно для всех занялся организацией… турнира по греко-римской борьбе:

«Я сам когда-то занимался греко-римской борьбой, был чемпионом города», — объясняет Пит. Музыка даже песню к турниру новую написал. «Жизнь — это схватка» называется.

Несколько фактов о Пита Павлова за последние три года…

  • Возродил фестиваль «ЖывыГукON-line»
  • Записал альбом с группой Рete Рaff
  • Устроил турнир по греко-римской борьбе
  • Давал вместе с группами Рete Рaff и GARADzKIJA концерты в Польше и Беларуси
  • N. R. M. устроил «прощальный» тур по Беларуси и испустил резонансную композицию «Политика-паралитика»

«И Пролесковский здесь ни при чем…»

Другой взгляд на жизнь, судя по всему, исповедует еще один участник той встречи Игорь Ворошкевич. Последний альбом его группы так и называется «Жизнь — это удивительный сон», который был презентован в 2007-м за несколько месяцев до встречи с Пролесковским. Выход его, по мнению музыканта, и есть наиболее значимый результат последних лет. И Пролесковский здесь ни при чем:

«Альбом был записан потому, что мы его записали», — говорит лидер «Магазины».

«Ситуация меняется не через какую-то встречу, а сама по себе, через объективные обстоятельства, — говорит Лявон Вольский, который издал за это время несколько совершенно разных альбомов, возродил на секунду „Мрою“ и занялся здыманьнем мюзыклаў. — Например, люди сейчас не покупают диски. Но мы имели ряд выдающихся концертов».

Лявон Вольский за последние три года…

  • Выпустил три мюзыклы
  • Записал два сольных альбома
  • Явился в новых жанрах
  • Выступил с рядом успешных концертов с «Крамбамбулей» (День Святого Валентина в «Шайбе»), с N. R. M. перед Рождеством в КЗ «Минск» и «Реакторе»
  • N. R. M. устроил «прощальный» тур по Беларуси и испустил резонансную композицию «Политика-паралитика»

Кстати, диски сейчас действительно не покупают. Но не потому, как это обещали в отчаянии некоторые поклонники групп, что кто-то на музыкантов обиделся и поклялся пластинки в руки не брать. Просто Сеть и музыка действительно стали другими, а наиболее успешные релизы белорусских групп за последнее время (достаточно вспомнить тех же «Ляписов») произошли именно в Интернете.

А вот для Олега Хоменко ситуация в творчестве, по его мнению, после той встречи особо никак не изменилась, хотя «концерты перестали запрещать, и отношение начальства и всех остальных поменялось на более положительное».

Но вот это «более положительное» отношение, кажется, только господин Хоменко и сумел конвертировать в конкретные результаты. Напомним, лидер «Дворца» и даже попытался при поддержке Мингорисполкома организовать первый за долгие годы оупен-эйр под Минском. Bela Music, правда, замочил дождь, а журналисты связали проведение выступления скорее не со скандальной встречей, а «либерализацией», которая как раз полгода назад набирала обороты.

«Мы получали предложения и от того, и от другой стороны на участие в различных мероприятиях. Но большинство предложений была неинтересна», — говорит Олег Хоменко. Сейчас для «Дворца» главный критерий в дилемме выступатьне выступать под определенным флагом «не связь с тем или другим боком, а интерес, значимость предложения для культуры Беларуси».

«Все зависит от того, куда мы едем, как мы едем и что мы делаем. И это соотносится с нашими планами», — говорит господин Хоменко.

Олег Хоменко и «Дворец» за последние три года…

  • Попал в полуфинал отборочного тура Евровидения 2008
  • Поставил свой новый рекорд — почти 20 концертов за сентябрь 2008 по всей Беларуси
  • Выпустил аудио-проект «Белорусские народные сказки» на 10 дисках
  • Выступал на различных фестивалях, организуемых государственными учреждениями и местными властями («Зов Полесья», «Молодечно-2009», «Славянский базар» и др.). и провел первый за долгие годы минский оупен-эйр Bela Music при поддержке государства
  • Вместе с Алесем Камоцкім записал гимн по просьбе хоккейной команды «Динамо-Минск»

Не сказался «разрешение на концерты» и на творчестве «Нейро Дзюбэля». Однако группа вернулась с концертами в «Реактор», сделал «прыкольную песню с Ксенией Ситник», а выступления группы попадали в эфир государственных телеканалов.

«Запрет давила на выступы, коммуникации именно с белорусской публикой через концерты. А песни писались и тогда и сейчас. Все изменения касаются только отсутствия проблем с выступлениями и эфирами, — рассказывает Александр Куллинкович. — Однако мы не так часто „сьвецімся“. „Нейро Дюбель“ группа не коммерческий и особенно не „зьвязьдзіць“. Поэтому погасить нас было сложно».

Однако конкретных предложений ни от оппозиции ни от государственных учреждений лидеры «Нейро Дюбель», N. R. M. и «Магазины» не вспоминают.

«Не поверите, не было [предложений от государственных учреждений или от оппозиционных партий]. А-а! один раз предлагали участие в Bela Music, но мы не участвовали», — говорит Лявон Вольский.

«Никогда и ни от кого не было предложений. Думаю, обе стороны не имели потребности в нас либо знали ответ», — полагает Куллинкович.

Игорь Ворошкевич и «Магазин» за последние три года…

  • Игорь Ворошкевич стал художником и поучаствовал в выставке «Депрессия и Аритмия: живопись и графика живых людей»
  • «Магазин» попала на ТВ — приняла участие в Рождественском проекте ОНТ 2008
  • Игорь Ворошкевич изменил стиль: классический черный берет со строгой жилетом уступил место разьняволенай полосатой рубашке и яркому капелюшу
  • Вопреки традиции польский фестиваль «Басовище» в 2010 году прошел без групп всех посетителей Пролесковского

Если будет Лукашенко, все возможно

Интересно, что несмотря ни на какие разрешения и прорывы, белорусские музыканты все еще чувствуют, что могут попасть под запрет власти:

«Если снова будет Лукашенко у власти, то все возможно», — отрезает Ворошкевич.

Хоменко более мягко выражает примерно ту же мысль:

«Запрещали и Beatles, и Армстронга, и Высоцкого, и Цьвятаеву, и Есенина, и Дворец, и кого угодно. Точно такого запрета, безусловно, быть не может. Но нечто подобное может случиться. Это же было не только в советских, но и в западных обществах тоже».

Александр Куллинкович и Neuro Dubel за последние три года…

  • Выдали альбом «Афтары правды» и два концертных DVD
  • Отпраздновали 20-летие ND большим концертом и трансляцией на СТВ
  • Запели с Ксенией Ситник в эфире БТ
  • Дали концерт в Витебском амфитеатре
  • В группу вернулся Юра «Паскуда» Наумов и пишет по-английски в facebook

«Благодаря встрече не произошло каких-то серьезных музыкальных достижений, — говорит Вольский. — Это была показательная акция. Продемонстрировать начало либерализации, просто позволив концерты независимых музыкантов — что уже может быть проще для улучшения имиджа. Так и сделали. Но для нормального существования современной музыки нужно, чтобы был хоть какой-то негосударственный шоу-бизнес. А здесь с этим серьезные проблемы».

Все может повториться «в любой момент», — считает Александр Куллинкович:

«В сознании властей ничего не изменилось. И, насколько я знаю, за пределами Минска запрещали и продолжают запрещать. Возможно, уже по личной инициативе того или иного чиновника. Рок не в чести в этой стране, как и свобода слова, а рок — это свобода. Я не имею иллюзий».

«21 ноября [день встречи в Администрации президента] в Беларуси еще не скоро забудут», — писал о тех событиях для «Süddeutsche Zeitung» немецкий журналист Инго Пэц. Как показало время, забыть может все. Но от путешествия по новому кругу по забытых сьцяжынах никто в Беларуси пока не застрахован.

Комментарии запрещены.